Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
22:48 

Leland Cinnamon
We must believe in something that I would call a miracle
Название: Талморский маскарад
Автор: Leland Cinnamon
Категория: The Elder Scrolls V: Skyrim.
Рейтинг: R
Персонажи и пейринги: Довакин(архимаг)(м)/Эленвен
Жанр: Экшн, юмор, гет
Аннотация: Эленвен устраивает маскарад в талморском посольстве, что очень кстати вписывается в планы Довакина. Еще бы, он ведь уже успел насолить госпоже послу во время своего обучения в коллегии, так что второй раз перебегать дорогу Эленвен нужно очень осторожно.
Статус: завершен

Солнце почти скрылось где-то за горными хребтами. Алые блики еще плясали на воде, но причалы Солитьюда погрузились в сумерки. Воздух наполняли ароматы хвои, смолы, сена и конского навоза. Последний запах, пожалуй, был крепче всех остальных, и даже бриз, приносящий свежесть от залива, едва ли мог его разогнать.
Альгерт чихнул и с раздражением поджал губы. Ему не нравилась затея Дельфины, новый камзол с непривычки казался чересчур тесным и неудобным, он не любил альтмеров, и вообще желал бы провести хоть пару дней, не впутываясь ни в какие приключения. Не смотря на то, что драконья кровь давала могущество и новые возможности, тем самым, чествуя эго колдуна, он уже успел невзлюбить обязанности, которые на благородного драконогероя стремились возложить все кому не лень.
Отказываясь от кресла архимага (в коллегии не знали плакать или смеяться по этому поводу) и пускаясь в бега, или неофициальный отпуск, колдун никак не думал что это обернется для него купой неотложных, еще более жизненно важных дел, чем приведение в порядок одной и без того захудалой коллегии.
Проходя мимо куста можжевельника, Альгерт сорвал пару серых душистых ягодок и принялся нервно вертеть их в пальцах. Чем ближе была солитьюдская мельница, тем медленней шел мужчина.
Прежде чем он успел повернуть за угол, на него с радостным лаем выскочила огромная псина. От удивления колдун едва не подскочил, но прежде чем с рук бретонца сорвалась шаровая молния, а с губ - проклятья, мохнатое чудовище уже исчезло за изгородью и продолжило облаивать пришельца с безопасного расстояния. Альгерт выругался себе под нос и, поведя плечами, решительно зашагал дальше.
Не то что бы он боялся собак, но уже начал подозревать какой-то грандиозный Собачий Заговор. Будучи достаточно подозрительным человеком, Альгерт не мог не заметить, что собаки его недолюбливают, что, впрочем, было взаимно. Они всегда особенным образом приветствовали бретонца, и каждый представитель собачьего рода по своему забавлялся реакции рыжеволосого колдуна. Обернувшись на секунду, мужчина встретился взглядом с псом с мельницы и гордо фыркнув, отвернулся, как бы показывая что в курсе заговора и выше всего этого.
Женщина, облаченная в кожаную броню, сидела на валуне около мельницы и задумчиво наблюдала за колдуном (не забывая, впрочем, кидать подозрительные взгляды по сторонам). Рядом с ней на салфетке была разложена нехитрая снедь - хлеб и сыр, фляга с медом. Женщина как раз отрезала кусок сыра и хотела было положить оный в рот, но сделала это только после того как поприветствовала колдуна.
- Спасибо на добром слове. - Сдержанно отозвался мужчина. Он поводил плечами, будто пытаясь поудобней устроиться в тесной одежде.
- Моя поклажа останется у тебя, дорогуша. Сохрани ее.
У менее закаленных людей вечно кислое лицо бретонца могло бы прогнать аппетит, но Дельфина к их числу не принадлежала. Даже когда колдун кинул рядом мешок со своей поклажей, она как будто просияла, а не оскорбилась.
В этом была своя магия, и Альгерт уже начал ею проникаться. Некоторый сорт людей, узнавая о его способностях, начинал относиться к драконорожденному по-особенному... Они готовы были закрыть глаза на его недостатки, восхищаясь ореолом героя. Платой за это было именно то, что Альгерту приходилось оправдывать титул.
- ...и возвращайся с уловом.
В словах сквозила искренняя теплота и забота, но Альгерт лишь пожал плечами.
- У-угу.
Бретонец забрался в повозку и постарался удобно устроиться на деревянном сидении. Он плотней закутался в плащ и сложив руки на груди постарался отрешиться: не считать каждый ухаб, камушек и кочку, попавшие под колеса двинувшейся повозки. Ему не хотелось ни глядеть по сторонам, ни на оставшуюся позади Дельфину, которой впору было бы махать платочком вслед уезжающему.
Верхний краешек солнечного диска окончательно скрылся за горами, а мужчина все обдумывал, что заставило Эленвен рискнуть устроить бал-маскарад.
***

Альгерт ожидал лучшего. Множество народу, великолепное убранство, изысканные наряды и манеры. Однако первым же на пути мага встретился пьяница, попытавшийся напроситься на обратную дорогу к колдуну в повозку. Изобразив неопределенный жест, бретонец степенно удалился, сделав вид, что обращались не к нему. Он вообще не мог понять, по какому поводу этот человек мог попасть на эльфийский прием. Впрочем, это касалось не только пьянчуги. На свой счет бретонец тоже не обольщался. Что сделает Эленвен, увидев в своем посольстве беглого архимага, оставившего ее агентов с носом? Вышвырнет взашей? Скандал. Попросит удалиться? Аналогично. Сделает вид, что не узнала? Этот вариант казался Альгерту самым вероятным. И все равно напрашивался на скандал.
- Ваше приглашение, пожалуйста. – Холодно произнес стражник эльф. Даже в голосе такой мелкой сошки, попавшей, по меркам альтмеров, в сущую задницу мира, в голосе сквозило высокомерие и надменность. У других народов за такое отношение сразу били по морде, но Альгерт восхищался именной этой чертой менталитета эльфов. Ты можешь быть самой мелкой блохой на празднике жизни, но все, кто ниже, или круглей ушами – просто грязь. Потому перенял облюбованный принцип, только в несколько видоизмененном виде – заменив эльфов на себя.
- Даже в редгардском посольстве стражи знают гостей в лицо. - Альгерт брезгливо сморщил нос, смерив эльфа уничижительным взглядом.
- Приказ есть приказ. – Эльф слегка опешил, но не оплошал.
Игра в гляделки не мешала колдуну протянуть пригласительный лист, поставив альтмера перед выбором – выдержать чужой взгляд и пропустить наглого гостя, или сдаться и взглянуть в приглашение. Внутренне человек сгорал от любопытства, наблюдая за реакцией стража.
Эльф неохотно опустил глаза на бумажку и еще более неохотно кивнул человеку. Поджав тонкие губы, альтмер показательно равнодушно отвернулся. Колдун криво улыбнулся и с чувством выполненного долга прошел внутрь здания, на ходу натягивая на лицо приготовленную по личному заказу маску. По его собственному мнению личина лисицы как нельзя лучше подходила ему в этом эльфийском курятнике.
Внутри было как-то тихо и грустно, как на поминках императора. Даже по углам собрались натуральные заговорщики, делящие власть над трупом Его Величества. А Его Величеством в данном случае была… Альгерт внимательно оглядел зал и встретился глазами с Эленвен. Ох и хорошо же он запомнил это бесстрастное личико еще с собственной, несостоявшейся казни. Заметив нового гостя, Эленвен направилась прямиком к нему, блистая сладкой улыбкой рыбы-убийцы. Маску она не надела – держала в руках. На вид простенькая, на деле маска была сделана из бархата, расшитого золотой нитью.
Альгерт напустил на себя вежливо-учтивый вид, но гордой осанки не сменил. Правда, как ни старался, взгляд все-равно упирался где-то в район бюста высокой эльфийки.
- Доброго вечера, дорогой гость. Как чудесно увидеть новое лицо на приеме.
- Доброго вечера, – рыжий учтиво кивнул, глядя на собеседницу снизу-вверх. – Искренне надеюсь оживить ваше собрание заговорщиков.
Альгерт обаятельно усмехнулся. На мгновение бровь дипломатки взлетела вверх, но затем женщина совладала с собой.
– Неужели вам здесь не нравится? Мы достали лучшие саммерсетские вина и блюда, вы такого не попробуете в Скайриме, – женщина снисходительно улыбнулась.
Знакомый босмер за стойкой у входа только заикнулся что-то сказать Эленвен, но Альгерт опередил его. Взяв альтмерку под локоток, он не спеша пошел по залу. Несколько гостей проводила пару заинтересованными взглядами, но тут же отвернулась. Где-то в углу вяло играл небольшой оркестрик, разбавляя унылую атмосферу ленивыми переливами флейт и треньканьем лютни.
– Увы, еда и напитки – это не все, что можно предложить гостям, – наконец произнес Альгерт, отвечая на удивленный взгляд альтмерки. – Пожалуй, все, что здесь может быть интересного, так это ваша чарующая персона. Вы специально выбрали образ коруса?
И совершенно доверительным тоном добавил:
– Я ценю оригинальность.
Эленвен натянуто улыбнулась.
– Боюсь вас разочаровать, но это официальная форма талморского юстициара.
– Как жаль… Видимо все ваши альтмеры подсмотрели идею для карнавала друг у друга. Скучно, право слово.
На мгновение взгляды скрестились как мечи, но тут же разошлись.
- Я все еще не услышала имени своего… званого гостя, – произнесла альтмерка.
- Странно, Эленвен, мне казалось, что мы знакомы.
Альгерт взял с подноса бокал с бренди и сделал крохотный глоток, подмигивая миниатюрной служанке-босмерке. И вправду неплохо, хоть тут эльфы не пожлобились.
- Неужели, – наконец процедила сквозь улыбку Эленвен.
– Разве у вас нет досье на самых интересных людей Скайрима, госпожа посол? – Альгерт играл с огнем и это доставляло ему удовольствие. – Бьюсь об заклад, такая сильная группировка как ваша, в этом вопросе не могла оплошать так же, как в убийстве опасных магов. Или могла?
Глаза Эленвен сверкнули.
– Я боюсь, это не ваше дело, дорогой гость, и надеюсь, что ваш интерес для пребывания на приеме – не в этом. Коллегии было бы тяжело хоронить двух архимагов подряд. Приятного вечера.
Альгерт учтиво кивнул, прощаясь с Эленвен, она же отошла, даже не взглянув на него. Колдун хмыкнул, и продолжая держать бокал в руках, продолжил свою прогулку по залу. Он узнал большинство из собравшихся и теперь уже без сомнений чувствовал себя среди заговорщиков. А то, что альтмеры даже не переодели свою форму, будто подчеркивало кто тут овцы на выпасе, а кто – пастухи.
Взгляд Альегрта остановился на давнишнем пропойце, и колдун подумал, что на таком унылом сборище продажных душонок здравое решение – напиться дорогого бренди. А потом наблевать на пластинчатые сапоги какого-нибудь альтмера чтобы потом наслаждаться его перекошенной рожей.
Занятый приятными фантазиями, Альгерт сделал круг и вернулся к барной стойке.
- Что вам, сэр? – Учтиво поинтересовался босмер, и как только мимо прошла парочка знатных особ, сердито зашипел – Ты что творишь, петух неощипанный, хочешь чтоб она тебя вышвырнула с приема? Или приставила следить кого?
- Не кипятись, дружок, наслаждайся ситуацией. Коловианский бренди, пожалуйста. – Невозмутимо улыбаясь, ответил бретонец. Босмер-бармен, чьего имени колдун так и не запомнил, вздохнул, и принял обычный деловой вид, выполняя заказ.
Получив напиток, колдун во второй раз обвел внимательным взглядом всех присутствующих. Он задумчиво потер большим пальцем мех на своей маске лисицы, и усмехнулся своим мыслям. План начинал наполняться смыслом.
***

Время близилось к полуночи, а на приеме ничего не менялось. Альгерт только удивлялся, как музыканты находят в себе силы столько времени наигрывать незапоминающиеся мотивчики алинорского рондо. Один и тот же мотив, пускай и в разных вариациях и тональностях, конкретно приелся.
Колдун попробовал все хваленые Эленвен закуски, но икра и изысканная красная рыба, воздушные кремовые пирожные и фазаны, запеченные с пряностями, вместе с легкими винами не могли перевесить того отвращения, которое вызывали собравшиеся тут продажные душонки, и того хуже – их сухая трескотня о деньгах и политике. Это навевало зевоту и непреодолимое желание что-нибудь учудить, но время еще не пришло.
Эленвен перебегала от группки к группке, словно пастушья собака, но Альгерт больше не рисковал замахиваться на большее, чем просто наблюдать за текучей грацией ее движений. Он ни капли не покривил душой, сказав, что разочарован выбором ее одежды. Впрочем, наблюдение за затянутыми в кожу бедрами тоже оставляло некоторое поле для фантазий.
- Это не баба, просто дракониха, - доверительно сообщил колдуну знакомый пьянчуга в волчьей маске, сдвинутой на лоб. Он заметил предмет пристального внимания архимага. – Не дает мужчине даже в-выпить спокойно, не то что… вообще.
- Даже драконам бывает одиноко. Впрочем, можно сказать, мы все у нее в постели, - Альгерта вдруг потянуло на низменные темы. - Как по-твоему, талморцы снисходят до посещения человеческих борделей?
Надо же как-то разбавить поток политической чуши идущей прямо в острые ушки соглядатаев замерших по струнке возле каждой стенки. Редгард пьяно хохотнул.
- Что ты, друг, их честь выше этого, - он поднял на колдуна глаза, оказавшиеся на удивление чистыми.
Архимаг вдруг ощутил смутную симпатию к этому человеку, который приехал на эльфийский прием только для того, чтобы надраться.
- Странно, я видел больше эльфов мужчин, чем женщин. Думаешь, им хватает друг друга?
Колдун окинул критическим взглядом ближайшего солдата в золотом. Его лицо казалось непроницаемым, однако левая рука сжалась на рукояти меча, а губы побелели больше обычного. Альгерт сладко улыбнулся, редгард же откровенно хохотал, умудрившись расплескать на себя остатки вина из своего бокала.
- Ох, парень. У меня аж в горле пересохло. Эй, девка, неси вина!
Босмерка с подносом испуганно обернулась на крик, и с явным облегчением покинула пристававшего к ней мужика. Впрочем, подойдя, она раскаянно пролепетала:
- Простите, господин Разелан, но госпожа Эленвен велела не наливать больше.
- Ты шутишь надо мной? Ты ш-шутишь, девка? – возмутился пьяница, борясь с заплетающимся языком. Он попытался встать со скамьи, но только благодаря поддержке Альгерта уселся обратно. От редгарда так разило алкоголем, что это даже удивительно, почему он еще не дрыхнет под лавкой.
- Отвратительно, - архимаг поддержал Разелана, положив руку ему на плечо. Едва заметная алая искра проскользнула между его пальцев. Море пьяной уверенности многократно увеличится с крохотной, искусственной долей рвения. – Мы тут все гости, и с какой это стати госпожа посол распоряжается, кому и чего нельзя наливать.
- Вот именно! – поддержал редгард. Его вторая попытка встать не нашла сопротивления, но оказавшись на ногах, мужчина пошатнулся, и неудачно оперся о рядом стоящую тумбу, уронил на пол расписную фарфоровую вазу. Вразумлять пьяного борца за справедливость осталось маленькой служанке, а потом и Эленвен, призванной его возмущенным драконьим ревом. И конечно же, ее страже.
- Быстро, уходим, - шепнул архимаг, в мгновение ока оказавшись у барной стойки. Босмер, напряженно следивший за происходящим, отрывисто кивнул и метнулся в дверь за спиной.
За ней оказался короткий коридор, из-за дальней двери которого доносились приятные запахи. Толстая дверь начисто отрезала звуки перебранки. В голове колдуна перевернулись воображаемые песочные часы.
- Пока все хорошо, - несколько удивленно, и очень взволнованно произнес босмер. – Я проведу тебя через кухню, дальше сам. Главное, молчи.
Колдун и не имел никакого желания болтать. Пока босмер препирался с хаджиткой, он прошмыгнул в заднюю дверь кухни и застыл, не решаясь выйти за угол.
- Я закрою дверь, чтобы никто ничего не заподозрил, - бармен кивнул, уже почти захлопнув ее. – Осторожней там.
И путь назад для Альгерта закрылся.
Бретонец был готов к заданию. Он не нуждался ни в чем, кроме своего умения, однако все, чего бы он хотел – это оставить где-то свой сковывающий движения камзол и маску. Чутко прислушиваясь, он скользнул за угол и оказался в просторной, но явно редко используемой комнате. Из-за приоткрытой двери доносились едкие альтмерские голоса, потому колдун постарался идти как можно тише.
- Видел утром отряд магов? Это что, новые миротворцы Посланника?
На столе лежал сверток подозрительно знакомой черной ткани. Развернув его, Альгерт обнаружил плащ талморского юстициара.
- Нет, высокие маги прямо из Алинора. Кажется, Сама наконец забеспокоилась из-за драконов.
- Если они будут защищать нас от драконов, тем лучше. Пускай сначала сожрут магов, а тогда мы что-нибудь придумаем.
По плечам плащ сидел хорошо, разве что подол, рассчитанный на более высокую особу, на архимаге подметал пол, а рукава пузырились. Альгерт скривился – вначале слишком тесный костюм, а теперь мешковатый, да еще и один сапог отчего-то стал слишком свободным. Но для того чтобы быстро тут прошвырнуться, этого должно хватить.
- Ха, хорошо бы этих заносчивых ублюдков ткнули носом в грязь. Они всегда смотрят на нас сверху вниз.
- Есть за что, - буркнул архимаг.
Он открыл дверь и быстрым шагом прошел к лестнице на второй этаж, даже не взглянув на стражу. Ложных иллюзий по поводу разницы роста между собой и альтмерами Альгерт не питал, но на воре и шапка горит. Эльфам хватило одного вида формы талморского мага, чтобы поперхнуться смехом и разойтись по своим делам явно поскучневшими.
В несколько скачков преодолев лестницу, архимаг застыл возле большого горшка с неизвестным кустистым растением, вперившись в широкую спину настоящего талморского юстициара, ставшего прямо посреди коридора. С Альгерта сошло семь потов, пока многократно проклятый до пятого колена эльф убрался восвояси, открыв проход.
- Ну спасибо, - буркнул архимаг, и скользнул к двери на улицу.
Поток свежего воздуха привнес ясность в мысли и выветрил из головы остатки алкоголя. Посольство обнесли надежной каменной стеной, покрывшейся льдом и снежными заносами, точно так же, как и мощеные плиты двора. За стеной заунывно выли волки. Значит, просто так эльфам не сделаешь ручкой.
Альгерт не думал, что альтмеры питают слабость к столь монументальной и грубой архитектуре. На их месте он бы тоже озлобился в этой обледенелой каменной коробке. Мужчина выглянул из-за угла здания, и тут же припал к стене.
Талморский солдат как раз решил подышать свежим воздухом, стоя прямо посреди дорожки. Альгерт готов был поспорить, что остроухий тут не один, и однозначно не в лучшем настроении для беседы. Вот и настала очередь коронного номера.
Пара пассов наполнила тело архимага легкостью, напрочь лишив материальности. Тихонько прокравшись за угол, мужчина пошел вперед, стараясь наступать только на уже протоптанные в свежем снегу следы. Оказавшись незамеченным между двух клумб, ограничивающих занесенный снегом дворик посольства, Альгерт остановился, насчитав пять человек стражи, включая магов. Серьезное подспорье, ничего не скажешь. Он задумчиво зачерпнул горсть снега, начавшего таять в руках, и скомкал его в снежок. Стал так, чтобы подгадать траекторию полета от одного юстициара к другому, и крайне сосредоточено сложив губы трубочкой, запустил снаряд прямо в голову зазевавшемуся альтмеру.
Дальше только дело техники. Пока эльфийский маг ошалело оглядывался и недоуменно таращился на товарища, архимаг как мог тихо побежал к солярию. Он решил, что навсегда запечатлеет в своем сердце перекошенную рожу талморца, в которого кинул снежком другой талморец. Он так отвлекся на свое ребячество, что чуть не влетел в эльфа, стоящего на страже прямо перед дверью в покои эмиссара.
- М-мать… - только и успел он выдавить, когда юстициар повернул голову на звук.
К счастью для Альгерта, эльф не сразу догадался опустить глаза вниз, потому сразу получил прямой удар в челюсть, а затем импульс, замутняющий сознание. Пока страж приходил в себя, пытаясь сфокусировать взгляд, Альгерт треснул его о закрытую дверь солярия. С тихим стоном остроухий сполз вниз, освобождая проход, чем архимаг не замедлил воспользоваться. Он перешагнул через бесчувственное тело и оказался в покоях Эленвен, тщательно прикрыв за собой дверь. Похоже, все произошло так быстро, что никто не заметил отсутствия одного стража, и пока никто не хотел схватить шпиона. Бретонца это несказанно радовало.
- Ну-ка, ну-ка… - прошептал он, осматриваясь.
Покои Эленвен не понравились ему так же, как и все в этом посольстве. Никакого уюта, никакого изящества. Она будто и не пыталась напомнить себе о солнечной родине, напрочь отгородившись от воспоминаний скайримской обыденностью.
Прогулочным шагом архимаг направился к столу эмиссара, бегло просмотрел бумаги сверху, заглянул в ящики. С отмычкой, простые замки на них не представляли сложности, но содержимое не представляло для него особой ценности. Первый эмиссар была достаточно умна, чтобы не держать по настоящему важные бумаги на виду. Где же могли быть досье? Альгерт подошел к полкам, просмотрел корешки книг, не без удивления обнаружив среди них одну, про приключения похотливого барда.
Откуда-то из глубины здания до ушей архимага донесся разговор о деньгах и шпионах, но он не обратил на это внимания. Сундуки, набитые барахлом, не содержали в себе ничего важного.
- Где же? – Альгерт уже начал раздражаться.
И тут он прикоснулся к знамени Саммерсета, висящему прямо на стене, и понял что за ним какая-то пустота. Отбросив ненужную ткань, мужчина увидел сейф.
Пока он ковырялся отмычкой в замке, неизвестные переговорщики упомянули что-то о допросах и Этьене. Альгерт решил, что это имя он где-то слышал, и не без иронии решил, что его путь все равно лежит в альтмерские застенки.
С большим трудом дверь сейфа открылась, и полный приятных ожиданий, Альгерт заглянул внутрь. Несколько книжиц в кожаном переплете, какие-то распоряжения… Убедившись в том, что это досье, архимаг сгреб все себе за пазуху и вернул дверь сейфа и знамя на место.
Бретонец окинул взглядом комнату, убеждаясь, что все было на своих местах, и вышел из кабинета. Путь его лежал в подземелье, но его еще надо найти. На пробу Альгерт заглянул в одну из комнат и обнаружил за ней большую спальню. Обернувшись назад, он увидел, что кто-то открывает входную дверь солярия и с исказившимся лицом вскочил в открытую комнату. Заметили, значит. Только этого не хватало. Он прижался спиной к холодным камням и досчитал до десяти, напряженно оглядываясь в поисках оружия. Как назло, ничего подходящего не нашлось.
Дверь спальни открылась, бретонец метнулся к пришельцу и с удивлением понял, что это не солдат. Заготовленное заклинание исчезло, и вместо того, чтобы ударить эльфа, архимаг крепко его схватил.
- Что здесь происходит? – ошалело осведомилась Эленвен. Она попыталась вырваться, но Альгерт держал крепко. Услышав звук накапливающейся магической силы, он припал к груди эльфийки.
- Непревзойденно, моя милая. Я так мечтал оказаться здесь, - Альгерт поймал вдохновение, хотя сердце колотилось сумасшедше. Отстранившись от эмиссара, он захлопнул за ней дверь и потянул за руку, которую она тут же отняла.
- Что здесь происходит, что вы себе позволяете? – она была настолько шокирована, что даже не спешила его убить.
- Я позволяю себе наслаждаться вашей красотой, Эленвен, и вашей властностью, - архимаг все-таки схватил руку женщины и припал к ней в жарком поцелуе.
- А по моему вы совершаете нападение на посольство с целью шпионажа и диверсии, - отчеканила она. – Стра….
Прежде чем роковой крик оборвал операцию, мужчина схватил женщину за воротник, наклоняя к себе, и впился в ее бледные губы. От эмиссара пахло кожей и смесью сладких запахов белых цветов. Как ни странно, поцелуй продлился дольше, чем мог предположить архимаг, и все получалось так складно и хорошо, что даже захотелось продолжить.
- Что вы себе позволяете?.. – уже не так уверенно повторила Эленвен.
Конечно, эмиссар не была благородной и невинной девушкой, ни чтобы отвесить ему пощечину, ни чтобы кинуться в его объятия, но интерес промелькнул в ее миндалевидных глазах, и это добрый знак.
- Вы сводите меня с ума своей строгостью, Эленвен, такого не встретишь у скайримских простушек.
Он привлек женщину к себе, схватив ее за руки, развернул, словно ведя в танце, и легко толкнул на кровать.
- Вы не знаете каких трудов мне стоило попасть сюда, в святую святых… - проворковал он, расправляясь с застежками на ее плаще.
- Неужели? Вас не смущает, что после этого вы станете первой мишенью моих агентов? – теперь ее лицо выражало откровенный интерес, а щеки после пары поцелуев в шею, порозовели. Альгерт подумал, что оглушить ее подсвечником было бы слишком жестоко, потому просто распахнул плащ, добираясь до рубахи.
- Разве вы их еще не посылали за мной? – архимаг одарил женщину полуулыбкой, и тут он наконец догадался.
- Поверьте, это не все на что я способна, - Эленвен содрала с мужчины краденый плащ талморца, и теперь оба они остались в штанах и рубашках. Эта игра обещала быть интересной, жаль только песок во внутренних часах все еще сыпался.
- А вы уверены, что хорошо знакомы с моими?
Пояс оказался незаменимой вещью в этом деле. Долгий поцелуй, и вот уже руки первого эмиссара связаны крепким ремнем.
- Да, дорогуша, я люблю необычные способы.
- Что? – Эленвен вытаращила глаза во второй раз. Она попыталась пнуть архимага, но безуспешно. Крик застрял у нее в горле, когда бретонец положил руку на лоб альтмерки и погрузил ее в сон.
Альгерт встал с кровати, поправил рубаху и снова накинул талморский плащ. Глядя на лежащую без чувств, полураздетую Эленвен со связанными руками, он даже пожалел о том, что не решился остаться тут подольше. Он даже не ожидал, что первый эмиссар окажется такой доверчивой. Ее лицо потеряло свои склочные черты и казалось куда милее во сне.
- У меня в самом деле нет души, - сокрушенно покачал головой архимаг и покинул комнату.
***

Лестница в подвал в самом деле оказалась неподалеку. Альгерт планировал тихонько спуститься вниз, но ступени так скрипели, что пришлось навесить на себя сразу несколько заклинаний. Только после этого, похожий на порыв ветра, архимаг оказался в подвале, куда более уютном, чем все альтмерское посольство. Если не считать диких криков, раздающихся в застенках. Альгерт понял, что подоспел к горяченькому.
Он осторожно подошел к дверному проему и застыл рядом. Взгляд упал на обломок бедренной кости, живописно лежащей на полочке рядом. Взял в руку, взвешивая. Как-никак, самая большая кость в теле, если память не подводит. Короткий взгляд за дверь, и снова припасть к стене. Альгерт взвешивал следующие свои действия, помахивая костью. Конечно, можно было бы использовать крик, но после придется сипеть так, будто он орал весь день, а архимаг ненавидел это чувство. Магия куда приятней.
Альгерт досчитал до трех и скользнул из укрытия. Пленник альтмеров так кричал, что эмиссар, сидящий за столом, даже ничего не заметил, ровно до тех пор пока верхняя часть бедренной кости не врезалась в его висок. Удар оказался настолько сильным, что эльф упал вместе со стулом, и захлебнулся криком, когда архимаг проломил ему череп.
Из клетки выскочил второй остроухий, с глазами круглыми как плошки. Кинутую в лицо кость он встретил заготовленным заклинанием, но летящий за ней ледяной шип глубоко вошел в горло остроухого, тут же исчезнув в потоках крови.
- Изыски всегда уступают первобытной силе, - хмыкнул Альгерт.
Он обшарил тело эмиссара, а затем – сундук. Запихнув все что нужно за пазуху, мужчина наконец заглянул в клетку с пленником.
Светловолосый мужчина, северянин средних лет, некогда был в хорошей форме. Теперь его тело усеяли глубокие порезы и синяки, а половина лица опухла и посинела, не давая раскрыть один глаз. Теперь пленник был ходячей гематомой. Тем не менее, Альгерт не собирался оставлять его отдыхать, пока не пришли новые остроухие.
- Не надо… больше… - прохрипел мужчина, когда архимаг раскрыл кандалы на его руках.
- Успокойся парень, пока что тебя никто не будет пытать, - Альгерт только собрался поднять пленника на ноги, как услышал тяжелый топот талморских сапог.
- Мы знаем, что ты здесь, пес. Выйди сюда, и твой дружок не пострадает.
Альгерт чертыхнулся и выглянул сквозь прутья решетки. Ребята в золотых доспехах держали под руки связанного босмера. Бармен был так перепуган, что даже не мог ничего сказать. Позади делегации стоял знакомый юстициар из стражи солярия, с недовольной миной держащийся за голову.
- А если нет? – без особого интереса уточнил архимаг.
- Тогда сдохнешь вместе с ним!
- По правде говоря, ничего другого и не ожидал, - признался Альгерт, и отшатнулся от решетки, когда в нее врезался поток пламени.
Альтмеры уже спускаясь в подвал, грохоча доспехами. Пленник за спиной Альгерта тихо захныкал.
Как только талморцы оказались в зале, архимаг выступил из-за решетки, и легким движением руки послал в сторону врагов ряд ледяных игл, разбившихся или засевших в панцирях талморцев. Тут же, следом за иглами взлетел поток пламени. Одному эльфу не повезло больше, и поймав иглу горлом, он оказался выбит из игры сразу, но первый солдат уже замахнулся на драконорожденного. К счастью, рост сыграл против эльфа. Бретонец легко поднырнул под руку атакующего, и всадил очередную иглу ему в сочленение доспехов, прямо подмышку. С воплем боли талморец упал на колени, но архимаг уже был у него за спиной, и остановив ладонь перед головой второго воина, вморозил ее в кусок льда.
За считанные секунды предсмертные хрипы затихли, и остались только тихие стоны Этьена и… только тут Альгерт вспомнил о босмере, которого притащили талморцы.
- Ты меня чуть не убил! Они бы меня убили! Я не хочу умирать!
- Прекрати вопли, дрогуша, - Альгерт быстро подошел к пособнику и сжег веревки, которыми его связали.
- Надеюсь то, что ты сделал, будет стоить моей жизни. Они ведь теперь будут гоняться за мной до самой смерти!
- Твоя помощь была неоценима, - заверил зациклившегося парня Альгерт. – Потащи-ка этого парня.
- Меня зовут Малборн, - босмер поглядел на него с возмущением, но архимагу было не до того.
- Люк… - выдохнул Этьен. – Мертвых сбрасывают…
Бретонец как раз рассматривал его. Когда Альгерт поднял крышку, сверху снова раздался шум.
- Этот скамп здесь, - раздался холодный как северный ледник, голос Эленвен.
- Бегом, бегом, бегом, - последняя песчинка в воображаемых часах упала на дно. Что может быть хуже, чем женщина, жаждущая крови? Этьен стонал, босмер кряхтел, Альгерт же подгонял пленников. Ему пришлось пригнуться, чтобы избежать прямого попадания ледяного шипа в голову.
- Взять его! – приказала Эленвен. Эльфам и не нужны были указы – они уже бежали к бретонцу с мечами наголо.
Альгерт присел на корточки, оперся руками о края люка, на заднем плане слыша треск рвущегося сапога. Вычурность снова уступила, на этот раз крепкой надежности его повседневных походных сапог.
- Дагон вас забери, - ругнулся Альгерт, и нырнул в люк, захлопывая его за собой. В два прыжка он оказался на земле, едва не упав на голову спутникам.
- Шевелись, эльф, - прикрикнул Альгерт, подхватывая Этьена под вторую руку, и пошел вперед, ощущая, как ботинок мотается на ноге. Сверху раздались крики эльфов.
И наконец, как апогей мелодии, финал пьесы, впереди показался обрыв. Архимаг раздраженно выдохнул, выглядывая за край обрыва – не так уж высоко, можно спуститься.
- Прыгайте, дети мои, и да пребудет с вами милосердие богов, - архимаг ехидно осенил пленников знаком девяти, и подтолкнул их к краю, а сам обернулся к врагам. Талморцы высыпали на площадку из прохода, окружая архимага полукругом, а позади него, с воплями по камням спускались освобожденные.
- Я буду пытать тебя сама, - мрачно пообещала Эленвен, выступая вперед.
- В другой раз, дорогуша, - Альгерт сверкнул извиняющейся улыбкой. И отступив назад, поскользнулся на камне, кубарем покатившись вниз. В какой-то момент он ярко представил себе, как его шея ломается при столкновении с камнями. Но вместе этого мужчина упал на что-то мягкое, теплое и шерстяное.
- ААРРРГХ! - заревело оно, скидывая с себя колдуна. Краем глаза он заметил застывших на выходе из пещеры беглецов. Эльф неуверенно улыбался, одобрительно кивнул, и за какое-то мгновение драпанул прочь, волоча за собой побитого человека.
Альгерт поднял голову вверх и растерялся, не зная в который из трех глаз снежного тролля ему смотреть. Талморцы выглядывали из-за края уступа, как стая любопытных ворон.
- АУРРР! – сообщил тролль, но прежде чем он опустил свою когтистую лапищу на голову человеку, существо окутал огненный плащ, развернувшийся из рук архимага. Шерсть и плоть обуглились, и рев застыл в глотке чудовища. Когда оно завалилось вперед, Альгерт уже перекатился через голову и вскочил на ноги. Левую ступню обдало холодом, но глядеть на нее не требовалось, чтобы понять что случилось. Эленвен держала в руках его порванный сапог. Ладонь второй руки недвусмысленно провела по шее.
Альгерт отвесил шутливый поклон первому эмиссару, и не теряя достоинства, быстрым шагом направился прочь из пещеры. Безусловно, знакомство с Эленвен обещало развиться в долгие и интересные взаимоотношения.

@темы: Action, Gen, Humor, R, TES V, Фанфик закончен, Фанфикшен

Комментарии
2015-06-10 в 13:10 

Егыфка
Вах. Тот прелестный момент, когда "нижнего" в пейринге отымели в переносном смысле. :D
А вообще - красиво. Я Альгерту в некоторых местах даже сочувствовала.

2015-06-10 в 18:04 

Leland Cinnamon
We must believe in something that I would call a miracle
Егыфка, совершенно неожиданный отзыв) Начиная от "красиво" ( но все равно спасибо). А вот "даже сочувствовала"...

2015-06-10 в 18:17 

Егыфка
Leland Cinnamon, знаете, а иногда с полки в магазине возьмёшь книжку: описаний нет, эпитетов нет, метафор нет, персонажи пресные и картонные. И это напечатали! Про фанфикшен я молчу. А у вас красиво, и в самом начале: "Чем ближе была солитьюдская мельница, тем медленней шел мужчина." - вот о-очень хорошо его понимаю, тоже так порой неохота на всякие важные дела тащиться...

2015-06-10 в 19:03 

Leland Cinnamon
We must believe in something that I would call a miracle
Егыфка, кто бы мог подумать! Очень приятно знать, что это кого-то трогает) Значит постараюсь держать марку.
Возможно, выложить другую историю про него, написанную раньше? Там правда сплошной эксперимент на эксперименте, но оттого у меня много вопросов о читабельности и отображении отношений и характеров.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

BETHESDA FANFIC CLUB

главная