15:16 

Когда я решила развестись с вашим папой...

Ораи
А у меня не все дома, да и дома то нет. А может, он есть, но сломан, а поломка где-то во мне.
Название: Когда я решила развестись с вашим папой...
Автор: Ораи
Категория: Skyrim
Рейтинг: NC-17
Персонажи и пейринги: фемДовакин/Вилкас, Цицерон, Эйла, Фаркас
Жанр: Missing scene, Romance, Het, Action
Аннотация: Сиарра решила развестись с мужем.
Предупреждения: зоофилия секс с оборотнем. и вообще опасно для психики.
От автора: Ну если кто помнит фик "В холодных песках Скайрима", то вспомнит и эту дамочку. Нимфоманка со склонностью к зоофилии. То есть если уж все началось, то она пойдет до конца, хотя бы из любопытства и желания пополнить копилку своего опыта.
Статус: закончен
Тихонько напевая, Цицерон упоенно рылся в ее коллекции кинжалов. "Цицерону нужна сталь Небесной кузницы. Острая-острая...", — расслышала Сиарра его бормотание. "Ну хоть кто-то счастлив", — мрачно подумала она, вслушиваясь в голодное урчание собственного пустого живота.
Мужа не было дома.
Нет, конечно, Сиарра понимала, что Вилкас не обязан сидеть в доме круглыми сутками, ожидая ее, тем более, что заглядывала она в Вайтран не чаще раза в месяц. Но все-таки, за год супружеской жизни она привыкла по приезду находить любящего мужа, горящий в очаге огонь и горячий бараний суп. Иногда ей казалось, что она вышла за Вилкаса только из-за этого его супа. Вообще это произошло почти случайно, в те времена, когда она с обычным своим упорством пробивалась на верх гильдии Соратников. И весьма успешно. Неглупый, язвительный и не слишком страшный на вид, Вилкас глянулся ей почти с первых дней пребывания в гильдии. Подчиняясь как и любая женщина, химии организма, она находила привлекательными в своем избраннике даже его недостатки. Его стиль боя, раскраска на лице, его колкость и недоверчивость, даже манера поедать яблочные пироги заставляли ее томно вздыхать и провожать воина глазами. Впрочем, она собиралась всего лишь сделать его своим любовником, полагая что брак это штука, о которой матери рассказывают сказки дочерям: "вот вырастешь и выйдешь замуж за Довакина...". Также Сиарра полагала, что разбила немало девичьих сердец тем фактом, что Довакин оказался женщиной.
Вилкас, вокруг которого Сиарра нарезала круги как скрадывающий добычу саблезуб, сперва крепился, пытаясь блюсти субординацию, но в итоге сдался и ошарашил Сиарру своим подходом к делу. А именно, сказал что да, она ему очень даже не безразлична. И ради нее он согласен на все. Но только после свадьбы.

Услышав такое, Сиарра очень вежливо осведомилась, правильно ли она расслышала, потому как ей в детстве ледяной тролль на ухо наступил и, получив утвердительный ответ, задумалась. Потом, все так же вежливо уточнила, нельзя ли им хотя бы провести "пробный раунд", перед тем как она примет решение. Да вот хотя бы на Вилкасовой постели, потому как ее койка находится в общей спальне Йорвасскра, а там немного людно. Получив ответ отрицательный, Сиарра испепелила вышеупомянутую кровать молнией и оставив хозяина оной тушить пожар, неторопливо поднялась в общий зал, довольно громко высказывая свое мнение о мужиках, строящих из себя целочек, и о месте, куда таких следует отправлять. Соратники веселились изрядно.

В следующий раз Сиарра появилась в Йорвасскре только через два дня, ведя себя гораздо тише. За ней следовала страшно недовольная хускарл, волоча новую кровать. На ней собственно и произошел "пробный раунд", которого хотела нордка. Вилкас за эти два дня тоже кое-что обдумал. В итоге, лежа на его груди, усталая и довольная, женщина подумала: "А почему бы и нет?" И согласилась на брак.
А потом было Посвящение. Которое собственно и было началом конца. Узнав, что и ее будущий супруг и вообще вся верхушка Соратников — вервольфы, Сиарра наотрез отказалась посвящаться. Купила на накопленные деньги дом в городе и фактически ушла из гильдии. Но замуж за Вилкаса все-таки вышла.

Сидеть дома и изображать из себя жену Сиарре быстро надоело. Ее кипучая энергия искала выхода и по совету придворного мага ярла, она отправилась развивать свои способности в Коллегии Магов Винтерхолда. Вилкас отпустил жену достаточно спокойно, взяв с нее слово, что они будут часто видеться. Сиарра кивала в ответ, целуя его перед тем как забраться в повозку, искренне веря, что все так и будет.

Когда она вернулась, на ней было одеяние архимага, прилагающийся статус и обязанности. Вилкас все равно был рад ей, но вскоре Сиарра уехала снова. И вернулась. И снова уехала. Вилкас не выражал недовольства, каждый раз встречая ее словами любви и нежности, но оба чувствовали, как слабеет связь между ними. Каждый жил своей жизнью и кроме брачных уз их мало что связывало.

А теперь она, член или глава доброго десятка различных организаций и тайных обществ вернулась, чтобы сообщить ему о разводе.
Ради того чтобы добиться этого, ей пришлось немало потрудиться. Жрец Мары долго неодобрительно отворачивался от женщины, вещая о любви, которая должна преодолевать преграды, но через неделю ее бдений в храме сдался и сказал, что если она хочет загладить ушерб, который собирается причинить Маре, то должна сперва послужить богине. Ну, она и служила. Соединяла разбитые сердца, передавала любовные письма со скверными стихами, даже раздавала листовки на улицах, что было совсем непросто, потому что люди только что не шарахались от мрачной черноволосой нордки с парными даэдрическими клинками на поясе и Ваббаджеком за спиной. "Видела бы это Астрид, живот бы надорвала от смеха" — озлобленно думала Сиарра, всучивая прохожему очередную бумажку с благословением, — "Глава Темного Братства проходит круги уничижения". В итоге всего этого жрец неохотно заявил, что ежели она так уж желает совершить сие богохульство, пусть приводит того несчастного, ее мужа, в храм, чтобы Мара засвидетельствовала разрыв пары.
Собственно для этого Сиарра в Вайтран и приехала.

А Вилкаса не было дома. И его меча, да и вообще всего снаряжения. И что хуже всего, не было еды. Готовка к сожалению, не входила в число талантов Сиарры, а Цицерона было опасно даже подпускать к кухне. Со вздохом поднявшись, женщина кликнула шута, все любовавшегося на острые лезвия, собираясь дойти до таверны и поесть там. А потом заглянуть в Йорвасскр. Возможно, Вилкас просто снова переселился туда, устав от одиночества. А может, нашел себе женщину... В конце концов, сама Сиарра себе в приятных случайностях не отказывала, как например, с каджитом Джзарго, которого она, устав от некотороых проявлений его кошачьей натуры, отослала в Винтерхолд. Цицерон, хоть и абсолютно чокнутый, обладал даром скрашивать ее одиночество своими выходками, был крайне полезен в бою и другой женщины кроме Матери Ночи для него не существовало. А это было тем более ценно при разговоре с Вилкасом, если спутник не будет пялиться похотливо на нее и с неприязнью или превосходством на ее почти бывшего мужа.
С этими мыслями женщина вышла из дома и пошла вверх по улице, рассеянно кивая знакомым. Ноги сами пронесли ее мимо "Гарцующей кобылы", направляясь к обиталищу Соратников. Как раз вышедший наружу Атис замер в изумлении, но Сиарра молча прошла мимо. Цицерон, приплясывая отвесил данмеру шутовской поклон и вбежал в зал следом за своей хозяйкой.

— Давненько же тебя здесь не было, — раздался за ее спиной знакомый голос, — Сиарра обернулась. Во главе стола на месте Кодлака восседала Эйла Охотница и глядела безо всякой приязни. Вообще же в зале было удивительно мало народу. Заказов чтоли много? Сиарра усмехнулась. Все как в старые добрые времена...
Эйла презрительно сощурилась, увидев ее усмешку: — Не думай, что тебе здесь рады. После того, как ты бросила Соратников, тех кто назвал себя твоими братьями и сестрами. Чего ты ишешь здесь сейчас?
— Мужа, — коротко ответила Сиарра.
— Здесь ты его не найдешь, — Эйла казалось, едва сдерживается, чтобы не попросить Сиарру повернуться к ней задом, чтобы она могла выпнуть ее за дверь, — Здесь ничего для тебя нет. Уходи!
— Уйду когда выясню то, что меня интересует, — спокойно ответила женщина, — Кстати, а Кодлак тебя не отшлепает когда вернется и узнает, что ты села в его любимое кресло?
Эйла дернулась как от удара и явно собиралась сказать что-то резкое.
— Он умер, сестра, — опередил ее другой знакомый голос. Фаркас подошел и заключил Сиарру в медвежьи объятия, отчего Эйла нахмурилась еще сильнее.
— Как?— поразилась женщина. Предвестник Соратников всегда казался ей чем-то незыблемым.
Фаркас вздохнул и почесал заросшую жесткими бурыми волосами голову: — Да вот так и умер. Ворвались сюда и убили. Эх, Вилкас бы тебе лучше рассказал...
— Так пусть расскажет, — нетерпеливо передернула плечами Сиарра, — Собственно его я и ищу.
Фаркас помрачнел и потянул ее за руку во внутренний двор. — Об этом не здесь, — буркнул он, предваряя вопросы.
— Жди внутри, — бросила Сиарра Цицерону. Шут радостно кивнул, голося, что теперь-то он станцует для Соратников.
— Ну и? — cпросила она, выдирая руку из железной хватки норда.
— Поймали нас, — неохотно ответил Фаркас. — Истребляли мы "Серебряную Руку", истребляли, а все не до конца. Пришли в Йорвасскр, убили Кодлака, Скъор погиб тоже, вон, пока что Эйлу назначили Предвестником.
— Почему Эйлу? — нахмурилась Сиарра, — А Вилкас?
Младший из близнецов запустил руку в свои спутанные лохмы, несвойственным ему беспомощным жестом.
— В лесу Вилкас, — отозвался он, — Не может... стать человеком...
— А так разве бывает? — недоверчиво покрутила головой Сиарра.
— Бывает, — ответила вместо Фаркаса Эйла, тоже выходя во внутренний двор, — Когда перестаешь отличать себя от зверя, то человеческая сущность может потеряться внутри тебя. Ты бы знала, если бы прошла Посвящение, — уколола она Сиарру.
— Так, — теперь Сиарра была предельно сосредоточена, — И почему это случилось с Вилкасом? Не из-за того же, что меня долго не было дома.
— А может и так, — фыркнула новоиспеченная Предвестница, — Не знаю ни одной женщины, которая исполняла бы супружеский долг хуже тебя. Вот он и сбежал.
— Он попробовал человечины, — серьезно сказал Фаркас, не дав Сиарре ответить на насмешку. — Это опасно. Очень опасно. Но выхода у него не было.
— Может расскажешь наконец, как было дело? — притопнула Сиарра ногой об землю. Известие о том, что ее муж стал людоедом, ее ни капли не взволновало. Не после того, что ей приходилось творить во имя Темного Братства.
— Мы пошли мстить за Кодлака и Скьора, — проговорила Эйла, убирая наконец с лица обиженную мину. — Я, Вилкас и Фаркас. Пришли в их крепость а там... Никто не думал, что их будет так много!
— В общем, бой затянулся, — подхватил Фаркас, — и все мы почувствовали, что силы на исходе. А если бы мы превратились прямо там, окруженные врагами, то там бы все и кончилось. И тогда Вилкас решил продлить превращение.
— Дай угадаю, — медленно произнесла Сиарра, — за счет человеческой плоти?
— Именно, — кивнула Эйла, — Звериное тело потребляет огромное количество энергии, поэтому после превращений, да и во время них мы вечно голодны. При этом не важно что именно мы едим. Но человечье мясо...
— От него пропадает разум, — снова вмешался Фаркас.
— Так, заткнитесь, — устало попросила Сиарра. — Значит, мой муж сейчас бегает по лесам забыв о том, кто он такой и возвращаться не собирается. И как скоро он должен стать человеком сам? Ведь обращение рано или поздно должно кончиться?
Эйла и Фаркас переглянулись.
— Если он забыл, что он человек, оно может и не кончиться, — сказала наконец, Эйла, — Он может навсегда остаться зверем.
— Так какого ж вы сукины дети делаете здесь, сидите за столом и жрете? — ласково спросила Сиарра. — Почему не ищете его?
— Так мы знаем где он, — пожал могучими плечами Фаркас, — Загрыз великана тут в лагере Сонное дерево и сидит в его пещере, мы ход камнями завалили. Еду ему таскаем.
— И давно сидит?
— Три дня уже, — почесал в затылке Фаркас и вздохнул. — Эй, ты куда?
— Схожу, повидаюсь с мужем, — криво усмехнулась Сиарра и переливчатым свистом позвала Цицерона. Шут, уже привыкший к этому, сразу высунулся из дверей Йорвасскра.
— Ты... Что ты собираешься делать? — забеспокоилась Эйла. Сиарра не ответив, махнула рукой и быстро зашагала в сторону спуска с холма, Цицерон, весело насвистывая, побежал следом.
— Останешься здесь, — строго сказала Сиарра, подходя к двери Дома Теплых Ветров. — Никого не убивать, пока я не вернусь. Если будет хоть один труп, никогда тебя больше с собой не возьму.
Цицерон угрюмо кивнул и вошел в дом, бормоча что-то про жестокую Слышащую, а Сиарра тут же забыла о нем. Кто был действительно важен, так это Вилкас. Выходя за ворота Вайтрана и быстро шагая к конюшне, она не переставала спрашивать себя, стоит ли это таких усилий? В конце концов, она собиралась вычеркнуть этого мужчину из своей жизни. Не найдя ответа, она вскарабкалась на спину Тенегрива и пришпорила его, пуская с места в галоп. Сумерки уже давно спустились на Скайрим, добираться до лагеря Сонное дерево ей предстояло в темноте. Ну да не впервой.
В животе громко заурчало. Сиарра вспомнила, что со всеми этими разговорами забыла поесть, громко выругалась и склонилась ниже к гриве коня. Еще одна причина поторопиться.

Лагерь Сонное Дерево был типичным великанским лагерем. Костер, сложенный из целых стволов деревьев, кожаные мешки с мамонтовым сыром, сырая и вонючая пасть входа в великанскую пещеру. Сейчас вход был завален камнями. Тяжелыми, такими, чтобы и вервольф со всей его силой не мог выбраться. Но не непреодолимыми для магессы. Сиарра поглядела на гору камней, на небо. Работать не хотелось. И лезть в пещеру не хотелось, особенно в темноте. В принципе, дело могло подожать до утра, но чего ей не хотелось совершенно, так это ночевать в разоренном великаньем лагере возле начинавшей разлагаться мамонтовой туши. Сиарра мысленно прокляла себя за тупость и несдержанность в несвойственном ей альтруизме и размяла пальцы, подготавливая заклинание. — А он еще жаловался, что я не уделяю ему внимания! — пропыхтела женщина, усилием воли сдвигая в сторону огромную каменную глыбу. Она ожидала что оборотень сразу выскочит из пещеры и кинется на нее. Но все было тихо. Из дыры в земле тянуло гнилью и сыростью, а еще мамонтовым сыром, шкурами и собственным специфическим великаньим запахом, но кроме вони изнутри ничего не появлялось.
Поняв, что лезть внутрь все-таки придется, Сиарра разочарованно вздохнула и с сожалением покосилась на новенькие доспехи. А потом решительно полезла в пещеру, оскальзываясь на камнях. Мечи с пояса она не снимала, ранить Вилкаса ей не хотелось, связать его магией было безопаснее. Подготовив нужное заклинание, Сиарра осторожно шла по темному коридору, ловя каждый шорох. Но кроме собственных шагов и дыхания, да еще звука капающей с потолка воды ничего не слышала. Дойдя до места, являвшегося, по-видимому, великаньей спальней, она остановилась.
— Да где же он? — проворчала она, озираясь, — Не видно ни зги! — она щелкнула пальцами, вызывая источник света, обернулась и шатнулась назад, чуть было не уткнувшись лицом в оскаленную волчью морду.
Сиарра упала, мгновенно окружая себя оберегом. С кончиков пальцев готово было сорваться Испепеление, но оборотень не нападал. Он глухо ворчал, нюхая воздух, в непроглядно-черных глазах видное при свете магического светильника, застыло недоумение. "Он узнал меня?" — мелькнула дикая мысль. Сиарра, не отменяя подготовленного заклятия, поднялась, опершись рукой о камень, взглянула оборотню в глаза. Он попятился, не переставая ворчать. Впрочем, в этом рыке не было угрозы, больше неуверенность. Женщина качнулась следом за ним, протягивая руку чтобы коснуться и одновременно вспоминая, способно ли заклятие Лечения восстанавливать оторванные и откушенные конечности. Оборотень снова попятился и зарычал громче, но Сиарра плюнув на свой инстинкт самосохранения, продолжала приближаться. Вот между его мордой и ее пальцами осталось совсем немного... Сиарра поморщилась, представив свою руку откушенной, но все же преодолела последние дюймы, разделявшие их и коснулась черной шерсти. Вилкас вздрогнул, но не укусил ее. Сиарра провела пальцами по клыкастой морде, скользнула выше, коснулась вздрогнувших ушей. Смерть ходила близко, глядела из нечеловеческих глаз ее мужа, но пока что не трогала нордку. Вилкас неожиданно наклонил голову, сам подставляясь под ласку. Потом поднял когтистую лапу, схватил Сиарру за запястье и потащил в угол пещеры, где лежали какие-то драные шкуры, наваленные в подобие ложа, отпустил женщину и улегся на них, свернувшись клубком и уставившись на нее грустными собачьими глазами. Сиарра постояла в нерешительности. Он ее не убьет, это ясно. Но что ей делать, как вернуть ему человеческий облик? "Это нужно было продумывать заранее, а не мчаться геройствовать", — криво усмехнулась она, опускаясь на шкуры рядом с Вилкасом и принимаясь машинально гладить его по шее. "Дурацкий день, дурацкий вечер, а такой дурацкой ночи я не припомню за последние месяца два", — думала Сиарра, откидываясь назад и опираясь на теплый мохнатый бок. Вилкас заворчал, но подвинулся, давая ей место. Сиарра и сама не заметила как уснула.

Проснулась она от храпа. Сиарра отвыкла просыпаться от мужского храпа, Цицерон во сне разговаривал и звал Мать Ночи, но не храпел. Женщина подняла голову и увидела прежнюю волчью морду, обросшую черным мехом. Вилкас и не подумал превращаться обратно. Сиарра вздохнула и заерзала, пытаясь передвинуть когтистую лапу, придавливающую ее к земле в подобии объятия и вдруг замерла, почувствовав бедром что-то твердое. Потом усмехнулась: "Значит у оборотней тоже бывает утренний стояк". Любопытство как всегда одержало победу над осторожностью и ее пальцы сжались вокруг напряженного члена Вилкаса. " А он больше, чем в человеческом облике", — отметила Сиарра с некоторой даже рассчетливостью, забыв напомнить себе, что собиралась с Вилкасом развестись. Это никогда ей не мешало. Оборотень дернулся и заскулил не просыпаясь, задергал лапами. Похоже ему приятно, — ухмыльнулась Сиарра, потирая увлажнившуюся головку. Оборотень вздрогнул особенно сильно и проснулся. Сиарра замерла под взглядом вервольфа, забыв снять руку с его члена. А тот приподнялся мохнатой горой, выворачиваясь из под ее рук и потягиваясь всем телом. Сиарра уже подумала, что пора бы и бежать, когда оборотень подмял ее под себя и начал ощутимо толкаться в ее скрытый под одеждой зад, явно ища вход.
"Да, оборотней я еще не пробовала", — ошарашенно подумала Сиарра, слыша как трещит по швам ее одежда. — "Хотя это же муж. Ради исполнения супружеского долга..."
Женщина приподнялась, распустила завязки на кожаных штанах, спуская их ниже и приготовилась. Вилкас не заставил себя ждать.
"Даэдра, и я от него бегала к другим мужикам?" — подумала Сиарра через несколько минут краешком сознания, который еще способен был связно мыслить. — "Да на кой?!"
"Прости Джзарго", — решила она еще через какое-то время, — Не быть тебе советником архимага....Ааааа!!!!"
Она с криком кончила, а вслед за этим над ней раздался хриплый рев оборотня, который вдруг перешел в человеческий стон. Тяжелое тело соскользнуло с нее и упало рядом. Сиарра с трудом обернулась. Вилкас. Это снова был Вилкас. Он тяжело дышал и похоже, был без сознания, но он снова был человеком!
— Даэдра! Ну и сюжет! — выдохнула Сиарра падая на шкуры, — Красавица расколдовала чудовище с помощью... Нет, в сказке это лучше заменить поцелуем.
Она подползла поближе к спящему Вилкасу, положила ему голову на грудь и улыбнулась. В этот раз она пожалуй, не скажет ему о разводе. Лучше где-нибудь через месяц. Или через два.
Ведь никогда не поздно,верно?

@темы: Фанфикшен, Фанфик закончен, TES V, Romance, NC-17, Missing scene, Het, Action

Комментарии
2012-02-10 в 21:47 

Achenne
пунктуация искажает духовность
оу...
горячо :eyebrow:

2012-02-11 в 01:58 

Hufsa
"Пожилая американка набросилась на полицейского, вооружившись секс-игрушкой. Женщине предъявлено обвинение в вооруженном нападении на представителя власти."
Ах, автор, ах порадовали!))

2012-02-14 в 21:24 

ice_age
вау:))))

2012-02-19 в 10:32 

Ораи
А у меня не все дома, да и дома то нет. А может, он есть, но сломан, а поломка где-то во мне.
Видать, больше мне комментов не дождаться. Всем спасибо)))

2012-03-20 в 16:14 

~Sorrow author~
I'm always with you, even you can't see me..
Ораи, рыдала от хохота, это просто нечто, а можно ещё что-нибдь подобное, ну тройничек-с например, негоже близнеца бросать без дела :eyebrow:

2013-01-31 в 14:27 

ВеДуния
Как у ведьмы четыре крыла, платье до пола, ой, до пола.
ммм... моя любимая передача "в мире животных". Судя по названию, с разводом она пока не торопится..)))))

2013-03-15 в 15:48 

mindless copycat
тёплые ладони Эола и двемерский флюгер.
очень приятно читается, добрая такая нца.

2013-03-15 в 16:10 

Ораи
А у меня не все дома, да и дома то нет. А может, он есть, но сломан, а поломка где-то во мне.
mindless copycat, звучит-то как страшно:"Добрая НЦа":-D Но у меня почему-то всегда такая:tear:

2013-09-07 в 18:39 

Браво!!
:hlop:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

BETHESDA FANFIC CLUB

главная