23:33 

Дневники безумия

Jokekiller
A person who puts an end to a funny joke, or line of jokes. When someone tries to be funny but instead stops everyone else from laughing.
Название: Дневники безумия.
Автор: Jokekiller, Z@vivanie Joke
Категория: ТЕSV:Skyrim
Размер: мини
Рейтинг: PG-13
Жанр: romance, missing scene, hurt\comfort, Het
Персонажи и пейринги: фем!Довакин/Цицеро, Мать Ночи, второстепенные персонажи
Аннотация: небольшой рассказ о том, как путешествовали вместе Хранитель и Слышащая.
От автора: добавляем сюда с Завыванием частичку личного безумия. Рассказ поделен на части, а сами части -тоже на кусочки, которые чередуются - восприятие ГГ, восприятие Цицеро. ГГ вообще не в курсе о Довакинстве, возможно, она "не такая". Ну, да неважно.
Предупреждение: возможно там что-то ужасное связано с жестокими убийствами, но я ничего не заметила.
Статус: закончен.

Первая часть.

- Знаешь, почему я не веду дневников, Цицеро?

Слышащая была не из тех, кто часто болтает. Слышащая не была злой. О, нет! И она не ненавидела Цицеро, хотя так часто молчать было жестоко с ее стороны… она просто любила тишину. Верно! Верно! Только такой тихой Матушка могла вложить в ушки свои слова…

Но когда Слышащая говорила, Цицеро радовался так будто через нее Мать Ночи говорила с ним.

- Цицеро не знает… Что знает дурак? Великодушная Слышащая объяснит?

- Потому, что я не заслуживаю милосердия, - печально сказала Слышащая.

Цицеро, конечно, понял ее. Все понял. Его записки заставили Слышащую сжалиться над бедным Цицеро. Но если бы Слышащая жаловалась бумажкам…она не стала бы Слышащей. А раз стала… такая умная! Такая бессердечная и кровожадная! Такая умная безумная! Ее никто не пожалеет, даже детки, даже пьяница, даже сама Матушка, если Слышащая ошибется…

Цицеро понимал, что не мог бы оказаться на месте Слышащей, хотя и хотел этого больше жизни. Единственное…да. Смешно… ему было жаль Слышащую теперь. Один только Цицеро жалел несчастную нордку с каменным сердцем и глазами из воска. Из воска. Тепленького, желтенького.

- Давай укокошим кого-нибудь? – заискивающе попросил Цицеро вместо ответа.

- Я не прочь, - усмехнулась Слышащая, - Но у нас дело, помнишь? Мне необходимо заручиться поддержкой Ульфрика, а это один из способов. К тому же, разве тебе не интересно найти Мясника?

- Дилета-а-а-нство… - протянул Цицеро, покачиваясь с пятки на носок, - грязно, но однообразно… ни юмора, ни фантазии…

- То-то ты так смеялся над «С» на брюхе той девки… - ехидно скривилась Слышащая, - юмора тебе вполне хватит.

- Вот если бы вывернуть наизнанку…

- При стражнике такого опять не ляпни, - осекла Слышащая грубо. Цицеро замолчал. Да, да, да…скучная Слышащая любила, когда Цицеро молчал. Он склонил голову чуть на бок и просительно свел брови, приложив указательный палец к губам.

Слышащая добрая. Она не ненавидит Цицеро, она пожалела Цицеро, просто строгая, просто официа-а-льная.

- Можешь танцевать, если хочешь, только без этих воплей о «галочках и крестиках» при виде шрамов. Люди и так нас опасаются, не хочу из-за тебя в тюрьму, - вздохнула Слышащая.

- На могилку я пошла… колокольчик собирать… там Мясник меня поймал… показал как надо рвать… - запел себе под нос Цицеро. Слышащая, раздраженно ворча, пошла в склеп.

Холодно. Бр-р-р…как холодно. И как мертвецы терпят этот холод?

***

Зорн вскользь взглянула на старуху Хелгирд, затем на тело, затем снова на старуху. Та тоже была немного чокнутая, так что на ошивавшегося поблизости поющего шута особого внимания не обращала.

- Что-то нашла? У меня разрешение от Йорлейфа, на допрос, - холодно поинтересовалась Зорн.

- С-образная рана, длинный диагональный разрез от левого плеча, глубокое колотое ранение на бедре… что, прости?

Зорн безразлично кивнула на труп.

- Какие-то улики, особенности убийства обнаружены?

- А..да… ну, ты говоришь от Йорлейфа? – старуха прокашлялась так, будто не хотела начинать разговор, - тут такое дело…

Зорн молча ждала, икоса глядя на жрицу Аркея. На суровом от шрамов лице бледной, «бесцветной» нордки с короткими зализанными по эльфийски волосами, ничего не отражалось. Только глаза, неприятного желтоватого оттенка внушали пугающую власть и силу. И нетерпение.

- Удары были нанесены такими специальными инструментами для бальзамирования трупов… не знаю, поможет ли это тебе как то в расследовании, девочка, но такие в городе есть только у меня.

- У тебя не пропало ничего?

- Нет. Ты не подумай… я не…зачем мне… - прокряхтела Хелгирд неуверенно.

- Ясно. Инструменты для бальзамирования. Спасибо за информацию, - сухо ответила Зорн и подняла правую руку, пресекая поток объяснений старухи. Глава Темного Братства хорошо понимала, что эта немощная карга не способна на убийство, хотя и питает к трупам странную любовь.

- Цицеро, - позвала Зорн. Шут оказался тут, как тут, внимательно и, что приятно, молча, ожидая приказов.

- Мы уходим отсюда, - сказала бледная нордка и скривилась в подобии улыбки, - до свиданья, Хелгирд.

- До свиданья…удачи и все прочее…

Зорн вышла из Зала Мертвых с чувством, что зашла в тупик. Улик на месте преступления не было, никаких, кроме замерзшей крови, а это ей мало чем могло помочь.

- Ах…какая работа! Сначала резать, резать, резать, резать…а потом…резать, резать, резать!

- Заткнись Цицеро, - Зорн напомнила шуту, что его болтовня мешает ей думать, и тот обиженно сник. Хотя прошло совсем немного времени, и он уже забыл об обиде, что-то насвистывая себе под нос, пританцовывал по снегу, не отставая от нее.

***

Слышащая думала. О, да, у нее плохо выходила быть милой и пушистой, зато она прекрасно, просто прекрасно думала! Цицеро так и представлял,как виртуозно танцует ее мозг внутри черепа, исполняя любимую полечку… только что-то в этот раз не выходило. Давно не приходилось уже никого убить, Слышащая задумчиво ходила по городу второй день. Вечер. Или день. Свет, тьма, солнечные зайчики на окровавленных доспехах…

Короче, было темно. Мерзкая попрошайка протянула к Слышащей свои ручонки, и та поступила как истинное дитя Ситиса. Монетка весело бренчала. Деньги, что такое деньги? Они бесполезны, если только на них нельзя купить колокольчиков на колпак…Ха.

- Монетка весело бренчала…опять Мясник начнет с начала… - Цицеро забылся, Слышащая ведь все еще думала. Да, это было серьезное думанье.

- Замолчи… - зарычала Слышащая. Цицеро помолчал немного, но затем снова ощутил потребность поговорить – ему было холодно, одиноко, голодно. Слышащая, бессердечная эгоистка!

- Цицеро голоден…он хочет рулет…или морковки… - протянул Хранитель Матери Ночи. Слышащая фыркнула, но повернувшись и посмотрев на своего скромного слугу, виновато скривилась.

- О, Ситис… Пойдем, - она повелительно махнула рукой. Цицеро повиновался и скоро оказался в теплом месте, где какой-то дурак бренчал на лютне, и подавали горячую похлебку с мясом.

- А кто им мясо режет? А? А? – поинтересовался шут у своей компаньонки. Слышащая вздохнула, прикладываясь к чарке с элем и потирая виски худыми, исцарапанными от собирательства ядовитых трав пальцами:

- Мясник, Цицеро.

Цицеро расхохотался звонко, и залился еще звонче, когда заметил полуулыбку на лице Слышащей.

Часть вторая.

Зорн не спала ночью. В первую очередь из-за того, что просто не любила спать в местах, которые по определению считала небезопасными. Она даже броню не снимала… Ну, и, конечно, ей не давал покоя Мясник. Хотя все начиналось как очередное задницелизание управителю города и стражникам, чтоб избавить себя от лишних глаз и ушей, теперь Зорн ощутила потребность разобраться с этим делом. Все зашло в тупик, и, что делать, уверенная в себе нордка впервые не знала. И это чувство…собственной тупости заставляло ее беситься. Срываться на Цицеро. И снова беситься. Безумие.

Зорн раздраженно вскочила с жесткой ночлежной койки и стала тихо расхаживать по комнате, стараясь не разбудить Цицеро, свернувшегося калачиком на шкурах рядом с кроватью. Шут спал крепко, но скрип половицы… Зорн по-волчьи пересекла комнату пару раз и остановилась в дальнем углу, прислонившись спиной к стене. Шут спал. Да, если бы кто-то решил укокошить Зорн, он бы, естественно, не проснулся! И все же, с ним было как-то не так опасно.

Сцепив руки за спиной, низко опустив голову, Зорн закусила губу и напряженно размышляла. На месте преступления были трое, один утверждал, что видел туманный силуэт, двое ничего не видели…никакой помощи. Кровь? Кровь была повсюду, но пока Зорн бегала за разрешением Йорлейфа ее успели разнести по округе данмеры и пьяные дебоширы.

Убили девку специальными инструментами. Ну, и что с того? У Хелгирд ничего не пропало, Зорн почему-то была уверена, что эта чудная, любящая свою работу бабка не могла упустить из виду что-то из инструментария. Ну, а что дальше? По городу ходили слухи, но они были глупы и не заслуживали внимания.

А выслушивать издевательские песни Цицеро больше не было мочи, Зорн понимала, что позориться перед ним.

Что если…что если выйти на охоту? Бредовая идея, в стиле Бабетты, выйти гулять ночью, одной и делать вид безумно-невинной овечки. Но ведь…этот маньяк убивает девушек, так почему бы и нет? Зорн была еще достаточно приятна внешне, чтобы сойти за юную, при желании. В темноте, где не будет заметно ее шрамов…

- Спи, спи…Цицеро, - беззвучно прошептала Зорн и ласково улыбнулась. Этот шут был ей приятен и близок, потому что она понимала его одиночество. И жажду убийства, которую нельзя утолить, потому что ты занят прислуживанием своему «великому хозяину». Нет, конечно, ни в коем случае, она не сравнивала Мать Ночи со своим бывшим мужем-вампиром… Но Зорн понимала, каково быть скованной и одинокой, в обществе живого трупа, который только забирает и ни даэдра не отдает, как бы ты его не любил.

Тенью выскользнув из комнаты, Зорн, с благословением Ситиса, бесшумно двинулась на свою ночную охоту.

***

Цицеро редко снились сны. Или может он просто не запоминал. Неизвестно. Но просыпался он всегда с чувством ужаса и желания хохотать до посинения, чтобы прогнать это гадкое чувство. Проснувшись этой ночью от собственных криков, Цицеро первым делом вспомнил о Слышащей. Она, конечно, не спала по ночам в трактирах, но нарушать тишину…

Но Слышащей не было. Гордая нордка не взирала на Цицеро гневно и не ругалась. Ее просто не было.

Шут подумал о самом страшном.

Слышащая бросила Цицеро? Цицеро стал ей не нужен!? Но почему она не сказал ему уйти домой, почему она так ушла!? Глупый, глупый Цицеро…не уследил! Не заметил, когда Слышащая стала его ненавидеть! Она перестала жалеть Цицеро… О, лучше б она его убила.

Но что теперь? Неужели Цицеро нельзя теперь вернуться в Убежище? Там дом Слышащей, а Слышащая его бросила, а, значит, весь дом отвернулся от Цицеро… Мать отвернулась от него, кто будет о ней заботиться?! Теперь Цицеро не сможет о ней заботиться! Бедный, бедный Цицеро…

- Бросила сова на камни…Тушку зайца, мех и кости…Зверь трясется, клювик шьет…Скоро Ситис к нам придет…В гости! В гости! – истерически пропел Цицеро, сидя на полу и покачиваясь. Безумие? Нет, нет, нет…он так одинок, какое безумие? Одинокий не может сойти с ума, кто его сведет, а? А вот в хохоте есть безумие, Цицеро забился и расхохотался так, что стали болеть легкие. Боль. Та еще шутка.

А потом он услышал, то, что слышал очень редко, и, не смотря на все обстоятельства, обрадовался.

- Стража! Стража! Аааах… - кричала Слышащая. Она не бросала Цицеро, или не успела, какая разница…чтобы это выяснить надо ее поймать и выведать. Цицеро узнает. Все, все…

Весело пританцовывая, шут сорвался с места, туда, где в темных закоулках Виндхельма звала на помощь Слушающая тишину.

***

Зорн была разгневана собственной неосмотрительностью. Она не доверяла этому человеку, но все же решила пробраться вместе с ним в Хьерим, на самый верх, один на один, и подпустить Каликсто к себе так близко…. какова была вероятность, что этот человек нормален? Это все ее самоуверенность. Каликсто всегда казался Зон немного странным, а теперь…теперь у нее в бедре застал крюк, с точно такой же колотой раной, какая была у предыдущей жертвы маньяка.

Единственная разница между ней и бедными девушками, Зорн могла ответить и ответить мастерски. Пока Мясник заносил лезвие для того чтоб рассечь ей грудь, Зорн согнулась и кувырком сбила Каликсто с ног. Мужчина бешенно заорал, сверкая безумными глазами, и рывком поднялся на четвереньки, как зверь. Зорн к тому моменту уже обнажила клинок и ударила его в брюшину.

Каликсто, рыча, размахнулся, а Зорн снова сделала кувырок назад. К несчастью, за ней оказалась лестница на первый этаж, и женщина пересчитала спиной все ступеньки, пока снова не смогла оказаться на ногах. Только встав, она тут же согнулась от боли и эта боль, ирония, спасла ей жизнь…Ноктюрнал и Мать Ночи все еще следили за ней… Каликсто расчертил ножом воздух в метре над ее скрюченной фигурой и ударил в деревянную стену. Нож застрял.

Зорн поняла, что это ее шанс. Пока маньяк сражался с сосновыми досками, женщина ,подтянув раненную ногу и скрепив зубы, добралась до выхода, что есть мочи вдарив по двери. В лицо пахнул морозный воздух и Зорн закричала:

- Стража! Стража! – она попыталась подняться, но боль была невыносимой, из-за куска железки, застрявшей в мышце, и тогда Зорн попыталась выдернуть его, почти рефлекторно, не думая о последствиях. Крюк, естественно, застрял только глубже, усугубляя невыносимую боль, - Аааах…

Кто-то загремел доспехами в переулке, и Зорн радостно, безумно загоготала, отрывисто, как позволяло сбившееся дыханье. Пока не кончился воздух, она смеялась, как больная, а затем резко замолкла. Взглянув в темноту Хьерима на Каликсто, с диким ужасом мечущегося по помещению, Зорн смогла лишь расплыться в кровожадной улыбке. Маньяк уже бросил ее убивать и теперь как злокрыс тыркался во все дыры, надеясь найти выход. Он взбежал по лестнице, и его отчаянное рычание раздавалось все глуше.

- Слышащая! Слышащая! – над валяющейся в проеме двери Зорн нависла человеческая тень с двумя длинными неповторимыми хвостами на голове. Зорн снова засмеялась:

- Цицеро… я попала в просак…

- О, это ничего, Слышащая, - успокаивающе пропел шут, присев рядом, хотя и полубезумным, но цепким взглядом осматривая жуткую рану Зорн. Он попытался ее коснуться, но женщина, в разрастающейся луже крови вдруг вскрикнула от злости:

- Мясник… там наверху! Иди и поймай его, сейчас же, остолоп… - Зорн хрипела и не могла донести всего, что чувствовала. Злости на себя, на свою неосмотрительность, на свою нерасторопность….и унижение от того, что ее добычу может поймать какой-то вшивый стражник! Но Цицеро и так все понял.

- Будет испол-не-нно! – откланялся шут и бросился в дом.

***

Цицеро давно не видел столько крови. Кровь, кровь, кровь! Кровь, кровь, кровь…раненная Слышащая его слегка напугала. Но раз она ругалась, значит, все было не так плохо. А ослушаться ее было бы нехорошо, как ослушаться Матушки! Нельзя, нехорошо! И все же Цицеро давно не видел столько крови. Как не смешно, а это действительно смешно, кровь немножко уменьшила его безумие, утолила его.

Кровь Мясника и кровь Зорн. Цицеро, кажется, впервые за долгий срок вспомнил, как зовут Слышащую. У нее было красивое имя, красивое имя, имечко…для красивой убийцы. А какие у нее чудесные шрамы на щеках, на шейке… Но имя у Цицеро все-таки лучше. Цицеро значило «Джокер червей»… А Зорн значило просто «ярость»… нет, правда, красиво.

Мясник, забился в угол, придерживая свои кишки, которые стараниями Зорн валились наружу. Сталь из небесной кузницы…да, да… качественная работа. Каликсто, кажется…. Так мило, этот непрофессионал был похож на нашкодившего котенка, взъерошенного, злобного. Ути-пути…

Цицеро взмахнул руками и сделал виртуозное «па».

- Я маленьких котят люблю, крысиным ядом их кормлю! Ха-ха…

- Ты сейчас умрешь… - зарычал Мясник. Цицеро сдавленно хихикнул в кулак, как бы прокашлявшись, и поигрывая кинжалами, накинулся на Каликсто. Безумие! Кровопролитие! Свистопляска, а-ха!

Когда пришли стражники Цицеро уже успел содрать с Мясника скальп. Да. Да. Вообще, он много чего успел.

***

Стражники помогли Зорн добраться до Хелгирд, и та ловко вытащила крюк из ее ноги. Затем, получив благословение Аркея и прочие почести безумной старушенции, Зорн поспешила убраться из Зала Мертвых и отправилась искать своего шута. Тогда был уже рассвет.

Один из стражи, наиболее храбрый наверное, ответил, что Цицеро скрутили и посадили в тюрьму, для дальнейших разбирательств. И что пока его вели до темниц, он успел грохнуть еще двух стражников, помимо тех четырех, что попали под раздачу в Хьериме.

Зорн была одновременно шокирована и впечатлена. Нет, она помнила, что Цицеро чуть не убил Визару, ассасина по праву рождения, но убить шестерых и при этом остаться в живых… это было действительно впечатляюще.

А «великая Слышащая» не справилась с одним единственным полоумным, с крюком в руках! Умница Цицеро…

Зорн подсчитала, сколько будет стоить ей вызволение напарника, и решила, что сообразительный шут – штука очень дорогая. А все дело в чем? В том, что он чокнутый.

Нет, чокнутые те, кто решили напасть на него после того, что он сотворил с Мясником. Труп Каликсто, оставшийся в Зале Мертвых был еще одной причиной, по которой Зорн так стремилась оттуда убраться.

Йорлейфа Зорн убедила, что Мясником все же являлся Каликсто, а не Цицеро. Но, естественно, расположение управителя Ульфрика, как и самого ярла было потеряно, когда Зорн заявила о том, что собирается заплатить за шута выкуп.

Шесть тысяч золотых перекочевали из кармана Темного братства к виндхельским националистам ханыгам, и Зорн ненавязчиво намекнули, что ни ее, ни ее доброго друга в колпаке больше в городе видеть не хотят.

Единственное, только данмеры с сожалением провожали благосклонную к ним нордку.

Цицеро был каким-то помятым. Непривычно Зорн было видеть его без колпака и костюма, в рванье, со спутанными лохмами. Он почти походил на обычного бродягу, а не на ненормального убийцу.

- Зорн? – недоверчиво произнес Цицеро, увидев на пороги своей камеры, - Слышащая пришла за Цицеро? Цицеро стал ей нужен? Разве Слышащая не хотела бросить Цицеро?

Шут говорил со скрытой злобой. Что он там себе надумал в тюрьме, Зорн не знала, да и не хотела знать. Она осторожно вошла в камеру, и молча сложила руки на груди, встав перед заключенным. Едва заметная улыбка поселилась на ее лице.

Цицеро замялся.

- Чего хочет Слышащая? Зорн пришла наказать Цицеро? Но я не хотел убивать этих стражничков, они сами бросились на Цицеро…да! Болваны, в них столько крови было…а мы ее разлили…– пожаловался шут и вжался в грязную стену.

Зорн медленно ступая, и лишь слегка прихрамывая, подобралась к обиженному клоуну и заглянула ему в глаза. Цицеро тяжело вздохнул, когда женщина опустила руку на его грязную голову и ласково погладила:

- Бедный Цицеро думал, я оставила его насовсем? Твоя Слышащая бестолковая дура, слишком уверенная в себе… чтобы понять, что без своего незаменимого Цицеро она справиться не может. А ты просто прекрасно справился. Вот так, брат мой, - улыбнулась Зорн. Шут под ее рукой весь остолбенел, не привыкший видеть в бесчувственной нордке человека. Доброго человека…

- Пойдем домой, Цицеро, - мягко позвала Зорн, похлопав мужчину по плечу. Тот все еще непонятливо смотрел на нее, и все косился на ее руку, которая так и осталась лежать, едва касаясь его шеи.

- Или ты не хочешь?

- Цицеро мечтает, Слышащая! – опомнился шут и передернул плечами, невольно скидывая с себя ладонь Зорн, - в Виндхельме ужасно холодно!

Глава Темного Братства поморщилась, сама не понимая от чего и, разминая руку, пошла к выходу. Холодность вернулась к ней:

- Пошевеливайся. Вещи в сундуке.

Третья часть.

Зорн хвалила Цицеро. Рука Слышащей лежала на плече Цицеро. Так давно Цицеро был один, что почти забыл, как это, когда у тебя есть братья и сестры… когда у тебя есть друг. Женщина… но не Матушка. Была в этом ощущении какая-то странная подоплека, Цицеро не мог вспомнить, в чем было дело. Давно это было…нет, нет, нет. Цицеро не то чтобы был безумен теперь…нет, какие глупости! Просто раньше память была лучше.

А когда женщина с глазами из воска смотрела на него, гладила его, говорила с ним ласково…это было так странно. Цицеро вспомнил одинокий гроб матери в убежище, ее бедное, иссохшее тело и ему захотелось…убежать от Слышащей, как ребенку хочется спрятаться в шкафу, когда дрожит земля… «Милосердная Матушка, скучаешь ли ты по Цицеро? Ждешь ли ты Цицеро?» лихорадочно вопрошал шут, но не находил ответа. Мать всегда молчала. А спросить у Зорн Цицеро не решался.

Красивое имя…З-о-р-н.

Рядом с Вайтраном было не так холодно, и лагерь можно было устроить под открытым небом. Так было безопаснее, куда безопаснее, чем в какой-нибудь таверне, считала Слышащая. Даже не смотря на то, что крылатые твари летали над тундрой, Слышащая любила, когда над головой звездное небо.

Тенегрив и Валет жевали жухлую траву неподалеку от костра. Слышащая молча глядела на пламя, подобрав под себя ноги. Бледная как воск, почему она не таяла?

- Знаешь Цицеро, я не веду дневников. И никто не знает, кто я, - тихо произнесла Слышащая.

Цицеро приготовился слушать. Он уже привык, Зорн всегда начинала душевные разговоры именно так. Видимо, ей не давала покоя память о дневниках самого Цицеро. Это было лестно…да, очень лестно. Могучая Слышащая… благородная и могучая, как сама тьма.

- А после меня не останется ничего кроме пафосных записей Назира… может, Бабетта расскажет обо мне последующим братьям и сестрам. И Мать будет помнить обо мне. Вот и все…

- А как же Цицеро?

- А ты тоже меня не знаешь, брат мой. Все заберет Ситис, все мое прошлое, все настоящее.

Блестят, блестят ее глаза, как рыбья чешуя…нельзя, нельзя вернуть назад, труп оживить нельзя…

- Слышащая…не расскажет Цицеро? Возможно, он напишет книгу. Или просто запишет… если Слышащая захочет.

- Секретарь при Темном Братстве?

- Секретарь при Зорн, - ненавязчиво поправил Цицеро, лукаво склоняя голову на бок. Пусть…пусть…Слышащая думает, что он сумасшедший.

- Возможно, это не плохая идея. Но тебя не интересует, почему я сама не пишу?

- Если Слышащая не хочет, кто Цицеро такой, чтоб указывать или просить?

Блестят глаза, блестят луной… все тайны мира в ней одной….все тайны мира в темноте…в кровавой жрицы красоте…

- Знаешь, брат мой, иногда мне очень хочется, чтоб ты не говорил со мной…так. Это унизительно для тебя, ты ничем не хуже. Ты достоин всех моих почестей, и я бы с радостью передала тебе дар Слышащего, потому что ты его заслуживаешь, Цицеро… Если бы я могла. Я была бы Хранителем, а ты Слышащим, как думаешь, неплохо? Я могла бы годами сидеть в тишине, а ты исполнял бы волю Матушки… - глаза Зорн удивительно блестели, будто потусторонний свет пробивался сквозь полуприкрытые веки.

Цицеро замотал головой.

- Нет! Нет! Воля Матери…такова была ее Воля и мы не имеем права даже думать…

- Она мне говорила, брат, что ты самый верный ее слуга. Но не всем дано Слышать и это…. – Зорн внезапно сжала кулаки, - это гложет меня, как ты не хочешь понять!? Думаешь мне нравиться управлять? Думаешь, мне нравиться видеть, как ты пресмыкаешься передо мной? В конце концов, я всего лишь девка с голосами в голове, и ничего такого во мне нет, а ты… о, Шеогорат, за что мне это безумие?! – тут Слышащая вскочила на ноги и вихрем, вихрем унеслась и закрылась за матерчатым пологом.

И чем больше Цицеро слушал тишину после нее, тем больше понимал. Зорн… какое красивое имя. Гнев Матери Ночи, ее рука…черная рука…несчастная рука… все кто пришел в Убежище обрести семью были несчастными. Но кто-то…кто-то остался. Как печально. Неужели нельзя ничего исправить?

***

Как только они добрались до Убежища, Зорн объявила шуту, что тот свободен. Он так обрадовался свиданьям с Матерью, что она была уверена в правильности своего решения. Путешествовать одной ей будет спокойней.

Зорн вернулась домой после удачного контракта в Солитьюде и пришла за новыми указаниями Матери. Так как не странно, заявила, что все пошло не как надо и что вскоре, Зорн снова придется уничтожать ту же жертву, но ей все же выпадет шанс вернуть себе честь победителя и даже обогатить Братство.

Зорн смиренно слушала Мать и все не могла избавиться от чувства, что у нее горят кончики ушей. Разве ее привилегия слушать Мать?

- Твоя. И только Твоя. Цицеро хороший слуга, верный, преданный, но он не Слышит.

- Я знаю, - недовольно, насколько это возможно произнесла Зорн, - неужели не в твоей власти отдать этот дар ему?

- Ты хочешь пожертвовать Моим Даром? Оспорить его?

- Откровенно говоря…

- Это не возможно, Дитя. Я понимаю. Тебе жаль его…

- Мне не жаль его, - почти зарычала Зорн, она ведь его не жалела, как раз наоборот, он был в куда большем праве жалеть ее! Женщина едва подавила желание дерзнуть и уйти, не окончив разговор. Мать некоторое время протяжно смеялась:

- Он говорил и говорил со Мной, но не слышал ответа. Это сделало его несчастным и счастливым. А Ты…Ты получила от Меня свою долю счастья и несчастья? Разве Тебе не в тягость и не в радость слушать Мои речи, когда рядом он? Разве Ты не ощущаешь то же безумие, что и он?

- Можно мне идти? – тяжко вымолвила Зорн.

- Часто вспоминал Тебя Мой любимый шут. Он давно не смеялся. Ты заронила в его голову мысли, которые не могли там появиться в тишине. Тишина его убивала, тебя гнетет разговор. Вы безумствуете. Я люблю вас, Дети Мои. Иди и передай Цицеро от Меня поцелуй, Дитя. Подари ему разговор, а Себе тишину.

Зорн не знала, как это понять. Она едва кивнула, удаляясь от гроба, встретилась глазами с Бабеттой, составляющей букет для нового яда и, подмигнув подруге, пошла к себе в покои. Она не собиралась разговаривать с Цицеро, ей и без того хватило неприятностей.

Однако избежать разговора ей не удалось. Шут ждал Зорн в ее покоях. Он, скрестив ноги, уселся на сундук перед ее кроватью и захлопал в ладоши, как только она вошла:

- Слышащая! Как я рад тебя видеть! Сколько дней и ночей? Лет, месяцев, секунд? Цицеро скучал, как все Убежище! Как твоя охота!?

- Здравствуй, Цицеро, - холодно поприветствовала мужчину Зорн и одним взглядом напомнила ему, в чьих комнатах он сидел. Шут скорчил извинительную физиономию и спрыгнул с сундука, смахивая с него невидимую пыль.

- Слышащая не рада Цицеро? Она совсем не вспоминала, наши веселые прогулки…как мы убивали вместе и муч-а-а-ли вместе! Или сначала мучали, а потом убив-а-а-ли…

- У меня нет времени, я устала. Выметайся, - безапелляционно потребовала Зорн. И тогда Цицеро ее удивил, он встал подбоченившись и гордо задрал подбородок:

- Вообще-то, Цицеро пришел поговорить. Жестокая и злая, выгонишь меня, а, а? Когда шута прогонишь прочь… никто не сможет тут помочь….

- Чего тебе надо?

- Цицеро обдумал твои слова, Зорн. Зорн. О, он был бы не прочь быть равным Слышащей, если она действительно сошла с ума… хи-хи. Мы говорили о твоем прошлом, Слышащая. Хочу знать, что и как, где и как… третий вышел - был дурак… - шут как будто бы казался абсолютно сбрендившим, как обычно, и при этом, было в нем что-то разумное.

Зорн медленно прошла к своему столу и облокотилась на край:

- Ну, спрашивай.

- Что привело тебя в Братство, Слышащая?

- Интерес. Ловкая игра Астрид меня впечатлила. Ловушка Ноктюрнал…думай, как хочешь, я пришла сюда по собственной воле, меня не тащили силком, и я действительно дочь Ужасного Отца.

- А что было до Братства!? Погоди, погоди…Цицеро все запишет! – клоун важно взял перо со стола и, торжественно выудив из-за спины записную книжку, начал строчить. Впрочем, еще до того, как Зорн заговорила.

- До Братства…ничего. Ничего, чем я могла бы похвастаться, - Зорн задумалась, закусив губу, - я была ребенком, послушная и милая, хорошенькая, жила в Рорикстеде. Мой отец ходил с караванами каджитов, помню, долго они бродили по Валенвуду, добирались до самого Хай Рока, я собственно, с ними. Глупая была, не боялась людей совсем, это меня и сгубило. В пятнадцать меня украл вампир, прямо из лагеря, но не убил и сделал своей женой. Пил мою кровь. Говорил, что не хочет убивать людей, а я, так сказать, сама…добровольно ему даю еду, а значит, это не преступление. Жизни во мне держалось не на грош, жила в полной темноте, многие годы. Только изредка он зажигал мне магический свет, чтоб не ослепла. Не знаю, как не сошла с ума. Хотя может и сошла. Может, это вид безумия, то что внутри у меня холод. Вампир…магия, конечно, его была сильна и великодушна во многом… но чем взрослее я становилась, тем жестче он со мной обходился. Он, верно, завидовал мне, ведь я могла постареть и умереть, а ему пришлось бы вечно жить… это ужасно, на мой взгляд.

Ненадолго Зорн замолчала, размышляя называть ли имя того вампира, и Цицеро вспомнил что стоит с поднятым пером и слушает, открыв рот. Он глупо улыбнулся и принялся конспектировать. На этот раз Зорн ответила ему теплой улыбкой:

- А я ведь любила его. В последние годы он даже не использовал магию очарования, и я поняла, что любила, как последняя извращенная дура. Он старался запугать меня, страх в моих глазах доставлял ему удовольствие. Он оставил мне пару шрамов от клыков, а может больше. Я убила его, когда поняла, что он собрался убить меня. Он не хотел меня обращать, брезговал. Чудовище. Я заколола его сломанной ножкой от стула, когда он пошел на меня с ножом. И так приятно было видеть, как он издыхает, что я буквально влюбилась… - она прерывисто вздохнула, - в этот дар Ситиса. Убийство. Это прекрасно, пусть я и не сразу овладела искусством. Поначалу мне было даже страшно. Я вытащила труп из склепа, и ждала рассвета. Стало немного легче, когда он превратился в пепел, но страх все равно держал. И солнце слепило. Я серьезно отвыкла, и все старалась попасть под крышу. Но в первом же городе меня, бледную поганку, - Зорн печально усмехнулась, - приняли за кровососа. К тому же все эти…отметки на теле. Тогда на мне не было так много одежды, чтоб скрыть укусы. В самом деле, зачем рабыне одежда? Да, осознав, что любой с руками может меня удушить во сне или бросить в огонь… лучше под открытым небом, чем в такой опасности. Поборцы справедливости и ненавистники даэдра гонялись за мной, да и просто суеверные идиоты пытались сжечь меня на костре. Тогда я много убивала. Вошла во вкус. Однажды, когда я спасалась бегством от фанатиков, мне на пути попался караван. Я закуталась в балахон, притворилась жрицей, они меня приютили. А ночью, один из караванщиков, человек… зачем-то полез в мою палатку ночью. Зачем ночью, до сих пор не знаю… Я убила его раньше, чем он успел договорить «Зорн»… Это был мой отец.

Голос Зорн сник, и Цицеро поднял брови, остановив запись. Он внимательно глядел на женщину, ничего не говоря, пока та не принялась снова безразличным тоном проговаривать:

- Я снова бежала. Сколько всего было побегов, пряток в старых склепах и стычек не помню, помню, что научилась убивать одним движением и предостерегать одним взглядом. А потом я попала в Скайрим, меня чуть не казнили, если б не дракон….и вот. Я узнала о Темном Братстве, Братстве убийц. Разве мне где-то еще было место? Я попала к Астрид. Затем встретила тебя. А не пишу я все это потому, что даже долгие думы об этом сводят с ума, не то, что длительное жизнеописание. Ты доволен?

- Цицеро… все… записал… кажется.

- Если нужно, я повторю, - усмехнулась Зорн.

- Нет…нет…зачем…Цицеро не забудет ни слова, - серьезно сказал шут.

- Если ты закончил, тогда уходи. Я зверски устала.

- Цицеро…Цицеро….смиренно хочет попросить… - потянул шут, аккуратно уложив свою запись на стол и нервно потирая руки. Зорн скептически изогнула бровь:

- Ты, кажется, говорил, что не прочь быть со мной на равных?

- Да, так и есть. Цицеро будет. Он просит лишь разрешения сопровождать Зорн в походах. Мне никогда не было так весело, как в походах с Зорн…столько крови и убийства, мастерства и красоты…

- Милосердная Матушка говорила, что ты давно не смеешься.

-О…ну, да…Цицеро тут говорил…ну,…с Цицеро и мы решили, что скучаем без внешнего мира. Это, кажется…действует неблаготворно на мозги, - клоун весело хихикнул.

- То есть, ты хочешь бросить Мать тут одну, без Хранителя? – резко спросила Зорн, сама не зная зачем. Цицеро весь сжался, а затем ответил:

- Ты…будешь меня упрекать? Ты не смеешь так с Цицеро!… - он собрался к выходу, но Зорн окликнула его. Он остановился, но не сразу, прислонился к косяку, сложив руки на груди, и поджал губы, как обиженный ребенок.

- Прости, Цицеро. Послушай… - Зорн приблизилась к нему осторожно, будто боясь спугнуть, - Милосердная Матушка посылает тебе свой поцелуй.

И прежде, чем шут успел ляпнуть что-нибудь, Слышащая поцеловала Хранителя, осторожно, ласково касаясь его губ своими.

- Бедный мой Цицеро... Путешествуй со мной, сколько душа пожелает, а я буду говорить тебе, чего ждет от тебя Мать… – прошептала Зорн. Ей было так странно и приятно, от внезапной тишины, огласившей все Убежище. А Цицеро? Как когда-то в тюрьме Виндхельма, шут непонимающе замер. Почувствовал ли он что-нибудь? Или испугался? Женщина не знала, да и не хотела знать.

- Ну, беги, я знаю, ты хочешь, дружок, - усмехнулась нордка печально и криво, а потом направилась обратно вглубь своих покоев. Когда она обернулась, шута в дверях уже не было.

- Безумие, - вздохнула Зорн, камнем падая на кровать.

***

- Красотку Нелли как найду… ей сразу в брюхо нож воткну…воткну, воткну… - мурлыкал себе под нос Цицеро, разжигая костерок. Слышащая думала, что он не размышлял. Что он сошел с ума и не понимает. Ну, и пусть… Цицеро много думал, он все обдумал. И чиркая в дневничке он, наконец, вспомнил…

- Есть такая прелестная исторьица у меня, Слыщащая…

Поцелуй меня, Милосердная Матушка…Поцелуй меня, Милосердная Матушка… Поцелуй Цицеро, Слышащая, дай ему услышать биение собственного сердца, услышать голос Матери в своей голове, говорящий «бери и отдавай»! Волосы скачущей Слышащей развиваются на ветру, как фалды мантии Матери Ночи… Глаза ее горят, как две свечи, как пламя, посвященное Ситису… Поцелуй меня Милосердная Матушка…

Костер горел, как будто в нем сгорали сотни ведьм. Слышащая молча тащила в него труп Изгоя с переломанными, как у куколки, ручками. Тишина. Тишина, тишина…истина. Есть ли безумие в тишине? Есть ли безумие в хохоте? Хохот, хохот, хохот. Конечно, конечно. Что тогда безумие? Истина, как одиночество, или иллюзия, как боль…и то и другое? И разве важно?

Она так замечательно смеялась, убивая.

- … а он говорит «это же не хоркер! Это моя жена»…Ха-ха…Это прелестно, - договорил, наконец, Цицеро, хитро поглядывая на Зорн, и подпнул вывалившуюся из костра облезлую кисть. Зорн рассмеялась снова. Хохот, хохот, хохот…а Цицеро сам молчал и слушал. Вдыхал аромат безумия, слушал трещащую тишину.

- Это их напугает, да…да… Мы еще покажем Изгоям, кто на самом деле страшный!

Слышащая не ответила. Она села у костра, устало стирая со лба пот и нахмурилась. Цицеро достал из сумки книжку и начал строчить. Громко. Умная Слышащая не могла не обратить внимания.

- Что ты там поскрябываешь пером?

- О…Цицеро записывает, все записывает! – заверил шут серьезным тоном и протянул Слышащей книгу. Сначала ее глазки-свечки были хмуры, а потом…засмеялись, заплясали, ха-ха.

- Это какой-то бред, первые две страницы… - оценила строгая Зорн. Затем усмехнулась: - потом еще ничего, но издаваться - точно не стоит…

- Зорн ничего не хочет рассказать?

- Нет, брат мой. Не сегодня, - печально произнесла Зорн и как-то странно скользнула взглядом по лицу Цицеро. Шут огорчился. Они замолчали. И молчали так долго, а Цицеро так хотелось, так хотелось сказать…

- Послушай, могучая Слышащая. Цицеро так одиноко, он так скучает …больше… Мать не передавала мне поцелуя? – робко спросил Цицеро. Глаза из воска будто вспыхнули изнутри, а голосок резанул мечом:

- Нет.

- А… Слышащая? – лукаво попросил шут.

- Тем более, - почти зашипела, как змея, прекрасная убийца, с каким-то диким удивлением. Ревность…а это забавно, как хохот! Да… Цицеро все понимал.

- А… Зорн? – Цицеро невинно поднял брови, - Поцелует Цицеро Милосердная Зорн?

А что есть братство? Истина? Да. А что есть дружба? Истина? Да. А что есть голос Матери? Любовь? Конечно. Но что есть любовь? Иллюзия, как боль, или правда, как одиночество…Или это безумие? Безумие!... Во имя Ситиса, возможно ли…

Нет, это записывать не стоит. Нет.

@темы: Фанфикшен, Фанфик закончен, TES V, Romance, PG-13, Missing scene, Hurt/comfort, Het, AU

Комментарии
2011-12-28 в 01:00 

Ораи
А у меня не все дома, да и дома то нет. А может, он есть, но сломан, а поломка где-то во мне.
:weep3::weep3::weep3:
:hlop::hlop::hlop:
Очешуительно! Такой шикарный Цицеро! Утащила в цитатник, буду любоваться и перечитывать.

2011-12-28 в 01:44 

Подлинный Коркоран
Let’s get this freakshow on the road
Просто слов нет, абсолютно восхитительно! :hlop: :hlop: :hlop:

2011-12-28 в 02:18 

Подсолнух Смерти
Торжественно клянусь, что замышляю ничего хорошего
:crazylove:
Любить-любить-обожать, это прекрасно! :crazylove:
Ох, читала-читала, а когда увидела комментарии, подумала "ну почему так мало?".
Хотя с хорошими вещами всегда так - сколько не читай - всё мало)
Цицеро просто шикарен, даже других слов не подобрать) А Зорн... черт, очень многое в ней заставляет невольно ей симпатизировать, отличная Слышащая вышла :up:

2011-12-28 в 10:03 

Achenne
пунктуация искажает духовность
Ух ты, какой клевый фик. Очень вхарактерный Цицеро и интересная ГГ. И написано хорошо.
Спасибо.

2011-12-28 в 13:24 

Lissiel
Бродячая звезда
Совершенно потрясающе*_*

2011-12-28 в 14:20 

Кротик мой любимый
Погнали, нефалемы!
Зорн блестнула глазами из воска и будто резанула мечом:
меня вот это смутило. воск же опалово-прозрачный, матовый.

И это... Всё-таки про пробелы после многоточия забывать не стоит. Или у вас автозамена произвольно включается?
А…Слышащая?

2011-12-28 в 14:21 

Jokekiller
A person who puts an end to a funny joke, or line of jokes. When someone tries to be funny but instead stops everyone else from laughing.
Всем-всем спасибо)

2011-12-28 в 14:26 

Jokekiller
A person who puts an end to a funny joke, or line of jokes. When someone tries to be funny but instead stops everyone else from laughing.
Imp_ch_r, подправила чуток. Спасибо, правда звучит странно. :hmm:
Автозамена, угу.

2011-12-28 в 20:27 

fwrt
life is too short to be taken seriously
Я пока не знакома с Цицеро, но фик очень понравился :-)

2012-01-03 в 22:27 

Вивиена Оборотнева
Коп-Каннибал
Jokekiller, Очень безумно, очень атмосферно и чутко. Нравится неловкость и неуверенность знания реакции Цицеро у автора, даже до умиления пробирает. Нравится что текст поглощает и забирает в мир Скайрима, все так идеально, так знакомо...
Я в замешательстве, и вообще огромную гамму эмоций испытала. Понимаю Зорн, с ее злостью и резкостью. Мне доставило удовольствие прочтение.
Но очень горькая литература, очень горкая. Или это я горькая... с момента знакомства с Цицей стала много грустить. ужасная грусть, чтоб ей сгореть в пучине Обливиона.
Автор молоца, буду следить за таким талантом.

Сладкий Джокер, я это люблю :3

2012-01-04 в 17:26 

Jokekiller
A person who puts an end to a funny joke, or line of jokes. When someone tries to be funny but instead stops everyone else from laughing.
Вивиена Оборотнева, так как я планирую продолжение - хочу вас заверить, все будет не так горько)))Хотя поначалу может показаться, что все стало только хуже ;)

2012-01-06 в 03:18 

Вивиена Оборотнева
Коп-Каннибал
Jokekiller,
Да нет, хуже точно не стало)
Хэппи энд присутствует.

2012-01-08 в 23:39 

E.Shtolz
If it moves - fuck it. If don't - fuck it untill it does (c)
Очень понравилось, отлично проработан характер Цицеро) Браво, пишите еще)

2012-01-12 в 13:51 

Я вижу, в статус у фика "закончен". То есть, продолжения не будет? Жаль, если так.
Мне понравилось, как написано, мне понравился обыгрыш квеста, понравился ход повествования. Переключение стилистики при повествовании со стороны Зорн и Цицерона. Характеры понравились.Что удивительно, оригинальный персонаж вышел жизненно и крепко, мало кому удается вытащить своего собственного чара на такой уровень.
С удовольствием прочла бы еще... Жаль, что меня на дайри нету... А почему вы не выкладываетесь на фанфикшн-ресурсы? Читателям на них легче найти фанфики, далеко не все зарегистрированы на дайри, а поисковики натасканы на теги с этого ресурса куда в меньшей степени, чем на теги с фанфикшн-сайтов. Фик достойный, а о нем мало кто знает, и это обидно. Плохие фанфики публикуются, а хорошие, как оказалось, лежат в дебрях дайри.
Я понимаю, может быть вам не хочется выкладывать свой фанфик на популярных ресурсах, но все-таки подумайте об этом, пожалуйста? Я думаю, я не единственная, кто бы порадовался, увидев "Дневники Безумия" на фикбуке или фанфикшннет, скажем. И за обновлениями там легче следить.

URL
2012-01-12 в 14:40 

Jokekiller
A person who puts an end to a funny joke, or line of jokes. When someone tries to be funny but instead stops everyone else from laughing.
Гость, мня, мня. Я слоупок и ниче не знаю. Скиньте ссылочку, я займусь выкладкой.

2012-01-12 в 18:20 

Что такое слоупок мы не знаем, ну да ладно.
Фикбук ficbook.net/, в спец категорию ficbook.net/fanfiction/games/the_elder_scrolls_...
Фанфишн нет www.fanfiction.net/ - там тоже есть ТЕС категория в разделе "игры".

URL
2012-01-12 в 18:22 

Так будет продолжение, или нет? *невинно*

URL
2012-01-13 в 18:17 

Jokekiller
A person who puts an end to a funny joke, or line of jokes. When someone tries to be funny but instead stops everyone else from laughing.
Гость, будет.

2012-01-24 в 00:35 

Ville Wammy
Liberté, égalité, fraternité, homosexualité...
Это просто восхитительно! :hlop:
Какой шикарный Цицеро, какая нордка прекрасная :) Спасибо огромное за такую красоту!

2012-02-06 в 18:32 

только принимаюсь за фанф но Цицерон колоритный персонаж и за ранее люблю

URL
2012-02-06 в 19:46 

Потрясающе... мне нравится! :vict::vict::vict::vict: :hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop::hlop:

URL
2012-02-20 в 12:49 

curselife
Да, Цицеро прекрасно получился. Безумно понравился фанфик.

2012-03-04 в 11:11 

Очень понравился фанфик! Образ Цецеро бесподобен!

URL
2013-02-15 в 23:33 

Замечательно... Прочла на одном дыхании... Нужно зарегистрироватся...Божественно...

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

BETHESDA FANFIC CLUB

главная